Среда, Июнь 1, 2022

Экономическая теория гласит, что бизнес невозможен без развития. Если вы придумали что-то, что продается — то в долгосрочной перспективе вы прогорите. Потому что продавать надо все время больше и, желательно, дороже. И процесс этот бесконечен, как расширение Вселенной.

Вот, скажем, Соединенные Штаты Америки — мировой лидер в производстве курятины. Но кому теперь нужна эта вот курятина, которая воспроизводится сама по себе? Поэтому в США объявляют о строительстве крупнейших в мире биореакторов для производства искусственной курятины. Вы просите — а зачем? Американские строители биореакторов скажут вам, что ради сохранения жизни курам. Я же скажу вам, что ради того, чтобы курятина стоила дороже. Потому что если она не будет стоить дороже — то никто бы и не стал строить никакие биореакторы.

Ну или взять в пример Францию. Там, оказывается, выдался рекордно жаркий май. Нет, не смотрите в окно. Это не у нас, это во Франции. И теперь, как сообщает министерство, внимание, экологического перехода, возник дефицит воды. Поэтому нельзя заполнять бассейны, мыть автомобили и поливать личные сады. Но подождите. В это же время в США собираются делать искусственную курятину, для производства которой требуется много воды. Может, как-то поделиться? Например, возить воду в танкерах для сжиженного газа? А газ тем временем будет идти по русской трубе? Ладно, не спрашивайте. Я всё понимаю.

Канадское издание пишет, что несмотря на все потуги к этому самому энергетическому переходу, Европа продолжает зависеть от русского газа. Просто потому, что газ нужен не только для того, чтобы топить и производить электроэнергию. Но и для химической промышленности, например. Без которой в Европе остановится всё производство вообще. Даже искусственную курятину нельзя будет производить.

Но европейские экологические активисты и зеленые партии продолжают настаивать на своем. И пугают в том числе тем, что если не продолжать бороться с потеплением, то будут уничтожены сибирские тундры. А ради сибирских тундр можно и перестать поливать личные сады.

Я, так уж случилось, в тундре родился и вырос. И я знаю, что тундра — это скалы и мох. И что там можно уничтожить — скалы или мох — лично мне не очень понятно.

Но, видимо, экологическим активистам виднее.

Хотелось бы только курицу продолжать есть настоящую.

{ 0 comments }