Русская икра

17/03/2022

in Реплики

Венедикт Васильевич Ерофеев учил нас, что есть пить медленно и вдумчиво, но однажды наступает момент по ту сторону пьяности. И человек начинает трезветь, причем сознание его значительно более чисто и открыто для восприятия, нежели прежде.

Но это только если медленно и вдумчиво. А если абы как из горла, то последствия бывают совершенно иные. Я когда еще говорил, что если закручивать гайки в таком темпе, в котором это делают наши бывшие западные партнеры, то гайки скоро закончатся.

А любой процесс всегда существует в развитии. Иначе это не процесс, а регресс или стагнация. И коллективному западу деваться совершенно некуда — им придется выдумывать всё новые и новые объекты для своих санкций и ограничений.
И придется смешить людей, потому что больше ничего не останется.

И вот мы видим в очередном пакете ограничений запрет на поставки в Россию не только алкоголя стоимостью более трехсот евро но и, внимание, черной икры.

Ну хорошо хоть масленица закончилась. Но даже и без этого у каждого прочитавшего эту новость русского человека руки развелись в стороны сами. Ну как это так-то?

Нет, не чтобы мы каждый день ели эту самую черную икру. Некоторые даже и совсем никогда ее не ели. Не говоря уже о том, что практически никто и никогда в нашей стране не пил алкоголь за триста евро. Зачем, если можно дешевле?

Но черная икра, так уж сложилось, во всем мире называется русской икрой. Даже несмотря на то, что во всем остальном мире ее производится значительно больше, чем в России. Но это — русская икра. И вот они запрещают поставлять русским русскую икру. Следующий очевидный шаг — запрет на поставку в Россию одного из вариантов салата Оливье, который у нас называется салат Столичный, а во всем остальном мире — русский салат.

А дальше фантазия разыгрывается не на шутку. Ладно там запрет на поставку в Россию лаптей, матрешек и балалаек. Ладно запрет поставлять в Россию русскую водку. Ладно там даже запрет на поставку медведей!

Но как насчет запрета поставок в Россию из Европы, скажем, природного газа? Или, например, сырой нефти? А ведь в ситуации, когда количество возможных для закручивания гаек стремительно уменьшается, эти решения не кажутся такими уж невозможными.

А там, глядишь, и до леса дойдут.

И останемся мы с вами без леса.

Previous post:

Next post: