Среда, Декабрь 16, 2020

В Соединенных Штатах Америки поставлена точка в вопросе о том, кто станет следующим президентом. Это еще не формальное окончание выборов, которое случится только 6 января, когда в Конгрессе подсчитают и сертифицируют голоса выборщиков. Но уже сейчас изменить итоги выборов невозможно. 46-м президентом США после инаугурации 20 января, дай бог ему здоровья, станет Джозеф Байден.

Его возраст и то, как именно обеспечивались выборы в США не имеет большого значения. Имеет значение лишь то, что одна из старейших в мире политических систем доказала свою состоятельность. И исторгла из себя выскочку без политического прошлого, чудом сумевшего взломать ее оборону четыре года назад.

Дональд Трамп уходит, но уже сейчас можно с уверенностью сказать, что помнить о нем мы будем дольше, чем о еще не вступившем в должность Джозефе Байдене. Потому что одна из составляющих уходящего политического чуда — это именно отношение к Трампу нас с вами. За эти четыре года мы не видели от Трампа ни одного шага навстречу. Не слышали ни одного доброго слова. Все эти четыре года Трамп закапывал отношения между США и Россией в самую глубокую яму. Да еще и заливал сверху бетоном.

Но мы все равно хотели, чтобы выиграл он.

Нет, это никакой не Стокгольмский синдром.

Просто Трамп такой же, как мы. Он один выступил против американской системы. Мы одни выступаем против мировой системы, основанной на американском господстве. И это только во-первых.

А во-вторых, победившая альтернатива Трампу — это левая социалистическая идея в самом ее одиозном на сегодняшний день проявлении. По сравнению с которой советская социалистическая идея сейчас кажется милым новогодним недоразумением, как в кинокартине Эльдара Рязанова. И даже самые большие поклонники советского прошлого вряд ли могут принять тот идеологический тоталитаризм, который царит сейчас в американских элитах.

Ну то есть получается классическое, извините за ограничения федерального эфира, нехороший человек, редиска — но наш нехороший человек. Наша редиска.

Хотя, конечно, совсем и не наша.

Что же касается будущих четырех лет, то одно могу сказать точно: веселее не будет.

Будет скучнее.

Впрочем, быть может это и к лучшему.

{ 0 comments }