Кого надо нога

26/11/2020

in Статьи

Проживающий в Чехии журналист Тимур Олевский рассказал проживающему в Великобритании журналисту Олегу Кашину, что тесть проживающего в Германии блогера Алексея Навального не умер, а на самом деле жив и даже шпион. Журналист Олег Кашин, обиженный на то, что блогер Алексей Навальный не заходит к нему в гости на день рождения, когда бывает в Лондоне, заявил об этом публично. Проживающий в Германии Навальный в ответ заявил, что никогда и не хотел приходить к Кашину на день рождения и всегда искал повода соскочить.

Эта краткая зарисовка как бы предваряет историю, которую я вам хочу рассказать сегодня. Жаба, гадюка, банка со змеями, издалека лучше видно, как обустроить Россию — вот это всё. В общем — эпиграф.

Итак, в одном маленьком сетевом издании вышла статья о том, что какой-то очередной питерский профессор-филолог очень любит студенток. Ну и студентки, надо сказать, тоже не против. Вроде профессор пока еще никого не убил и не расчленил. Хотя одну из студенток таки заковал в наручники и выпорол — ну так она и не в претензии. Просто ей это не очень понравилось и она профессора бросила.

Это не первый такой материал в маленьких сетевых изданиях. И наверняка не последний. И последствия такой публикации всегда зависят от того, хорош ли круг медийных знакомых очередного осуждаемого профессора.

В защиту нашего нынешнего профессора-сластолюбца немедленно выступила журналистка Анна Наринская. Дочь поэта Евгения Рейна и падчерица поэта Анатолия Наймана. Сама тоже выпускница филфака МГУ. А филология, как известно, объединяет.
Как можно, — спрашивала журналистка в своем популярном посте на Facebook, — Так бездоказательно. Профессора назвали по фамилии, а девушек нет! Этак можно кого угодно обвинить в чем угодно!

Это не прямая цитата, а смысл. А вот дальше прямая цитата, приготовьтесь:

«Не является ли эта статья стигматизацией БДСМ? Вроде бы мы, просвещенные, скажем так, люди давно это приняли как норму при взаимном согласии».

После этого Анна Наринская, женщина заслуженная и в возрасте, прямо таки открылась для меня с какой-то новой стороны. Впрочем, вполне возможно, что под БДСМ здесь подразумеваются не наручники с плеткой, а вот это вот: «позвал ее в гости выпить портвейн «Массандра»». Кто их там, интеллигенцию, разберет.

Впрочем, ладно. Давайте перестанем стебать заслуженную авторку. Нас интересуют не цеховая солидарность и не сексуальные предпочтения. Нас интересует разность подходов.

Вот вам цитата:

«Важно сказать, что разговор о харассменте, абьюзе, насилии у нас всегда раскрывается в свете «мужско-женских» отношений. При этом это проблема не половая, а социальная. Абьюз — всегда злоупотребление властью. Иногда эта власть — просто превосходство в физической силе, а иногда — иерархическое или финансовое превосходство. В нашей стране право сильного просто никогда не ставилось под вопрос. Люди облеченные властью (в том числе властью, называемой таким атавистическим словосочетанием как «глава семьи») привыкли к тому, что общество на их стороне. Пока это не будет расшатано, ничего не переменится».

Догадываетесь, чья эта цитата? Правильно. Анны Наринской. Написанная по другому поводу. Просто в качестве «злоупотребляющего властью» здесь имеется в виду один депутат Государственной Думы (от которого, признаться, никто из обвинявших его никоим образом не зависел), а не профессор филологии, от которого каждая из его студенток, очевидным образом, зависит. Просто потому, что профессор ставит оценки.

Но эта нога — кого надо нога.

И подтверждением тому — пост проживающей, кажется, в Испании журналистки Ксении Лариной.

«В ужасе.
Читаю очередную секс-травлю-в-харасменте.
Как вообще это может быть без всяких доказательств, на доверии??»

А точно так же, как это делали в отношении того самого депутата Государственной Думы. Где тоже не было ни единого доказательства. А Ксения Ларина это всячески поддерживала.

Опять же, заметьте — я тут не про депутата пишу и не про профессора. Я тут пишу про моральные камертоны, звучащие в унисон. Мой приятель Антон Носик тоже защищал свою родную 57ю школу, когда там вскрылась натуральная серийная педофилия. Защищал ее в то самое время, когда там учился его ребенок. Меня эта его защита очень удивляла и очень расстраивала. Но я ему и слова по этому поводу не сказал. Я могу понять, когда защищают своих. Это морально оправдано и по-человечески справедливо.

Но когда те же самые защищающие в такой же точно ситуацию занимаются осуждением других, не _своих_ — вот это уже ни с моральной, ни с человеческой точки зрения не оправдывается. Тут уж, как известно, или крестик, или трусы. Пьете портвейн «Массандра» — не обессудьте. И да, Носик такого не делал. Он говорил: если я против арабов, я не могу осуждать тех, кто против евреев. Это по-честному.

Впрочем, есть и еще один немаловажный фактор в судьбе того самого профессора-филолога. Давайте уже назовем его имя: Александр Аркадьевич Кобринский. Член федерального бюро партии «Яблоко». Подписант самых одиозных воззваний от «Путин должен уйти» до «Против возвращения Крыма» (названия условные, суть безусловная). Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга пятого созыва. Ну разве может такой святой человек делать что-то предосудительное? Ну конечно не может! Это же не какой-то там депутат от ЛДПР. Это другое.

Вот и думай после всего этого, по какому критерию они своих защищают. По корпоративному или по политическому.

Что, впрочем, в рядах Настоящей Русской Интеллигенции(тм) в общем случае одно и то же.
RT

Previous post:

Next post: