Ненависть

29/09/2020

in Реплики

На протяжении всей истории существования осознанной русской мысли оная мысль пыталась понять: что там, за пределами этой мысли. Кто из мыслителей называл это птица-тройка. Кто страной, которую не чувствуют под собой некие «мы». А кто и глубинным народом.

В числе прочих выяснением тектонических процессов в русском социуме занимаются социологи. И если философы оперируют эфемерным пространством идей, то социологи с помощью цифр констатируют голые факты.

Вот, скажем, ВЦИОМ докладывает об изменении отношения опрошенных россиян к фрилансерам. Фрилансеры, если кто не знает — это люди, которые кормят себя сами. То есть, сами находят себе заказы, сами их выполняют. Род работы не важен. Важно отсутствие непосредственного начальства и полная свобода распоряжения собственным временем.

И если вы думаете, что отношение россиян к фрилансерам за последние месяцы самоизоляции и удаленки улучшилось — то вам как раз самое время перечитывать про птицу-тройку. Потому что куда несется она — непонятно. В феврале доля относящихся к фрилансерам отрицательно составляла 6 процентов. Сейчас — 12 процентов. То есть, за то время, пока человечество училось выживать без офисов, переговорных комнат и нормированного рабочего дня, отношение к фрилансерам в России в два раза ухудшилось.

Заметьте — не к фрилансу как таковому, что легко было бы объяснить неготовностью исторически патерналистского общества к ультралиберальной модели, в которой каждый сам кузнец своего счастья. А именно к фрилансерам. То есть к тем, кто смог преодолеть натяжение пуповины, смог оторваться от собласза пусть небольшой, но регулярной зарплаты.

Почему это так — хороший вопрос для новых исследований.

То ли граждане, приверженные традиционным трудовым отношениям, завидуют тем, кто воспарил. Хотя и понимают, что у фрилансера сегодня густо — а завтра пусто.

А то ли адепты трудового кодекса чувствуют смутно осознаваемую конкуренцию. Ведь если про фрилансеров спрашивают — значит, они есть. Значит, не вымерли. И, значит, в мире, полном опасностей, от них тоже исходит опасность. Потому что они другие.

А может быть всё и проще — опрошенные сами пользуются услугами фрилансеров, а те на фоне растущего спроса поднимают цены на собственные услуги.

И если в двух первых случаях можно посоветовать только какую-нибудь психотерапию, то в третьем случае совет куда проще: попробуйте сами фрилансером. И ответьте другому фрилансеру такими же ценами. И тогда конкуренция всё уравняет.

Но надо решиться.

Потому что, судя по всему, в офисы мы еще нескоро вернемся.

Previous post:

Next post: