Четверг, Сентябрь 17, 2020

Человек — существо крайне консервативное. Сопротивляемость человека всему по-настоящему новому такова, что даже борьба за самые, казалось бы, прогрессивные нормы социальной справедливости всё равно напоминает обычные погромы, известные уже сотни лет.

Вот взять, к примеру, 18 марта 2018 года. В этот день около 10 часов вечера в городе Темпи, штат Аризона, США, беспилотный автомобиль компании Uber наехал на пешехода с велосипедом. 49-летняя Элейн Хёзберг стала первым в мире человеком, потерявшим жизнь под колесами робота, самостоятельно принимающего решения. Первый закон робототехники, сформулированный Айзеком Азимовым еще 78 лет назад, оказался нарушен. Робот причинил вред человеку.

И сразу же возник закономерный вопрос: а кому отвечать? Изначально полиция была не склонна обвинять вообще кого бы то ни было. Женщина с велосипедом неожиданно появилась на дороге, выйдя из тени на освещенную проезжую часть в не предназначенном для этого месте.

Но человек крайне консервативен. И если кто-то погиб под колесами средства повышенной опасности — значит, кто-то должен ответить.

И вот, наконец, предъявлено обвинение. Вы не поверите, кому — человеку, сидевшему в беспилотном автомобиле. И не управлявшему им. Прокуратура считает, что этот человек виновен, потому что за несколько секунд до столкновения смотрел в экран своего телефона. И это — преступная невнимательность.

Но погодите. А зачем вообще нужен беспилотный автомобиль, если его пассажир должен постоянно следить за дорогой? Ну хорошо, допустим, это был экспериментальный автомобиль. И его пассажир назывался оператором именно потому, что он должен был следить за дорогой. Но в деле нет ничего о том, мог ли этот оператор предотвратить столкновение, даже если бы управлял автомобилем. Потому что, напомню, погибшая неожиданно появилась на дороге в неположенном месте.

Понимаете? Оператора автомобиля-робота сейчас будут судить не за то, что он убил человека. А за то, что он смотрел в телефон в то время, когда робот убивал человека. А создатель робота, который принял неверное и трагическое решение, никаких обвинений не предъявляется.

И, поверьте, я это не к тому, что знаю, кто именно виноват. Я это к тому, что человек крайне консервативен.

И вряд ли сядет в беспилотный автомобиль, если существует ненулевая вероятность быть обвиненным в аварии, которую этот автомобиль совершит.

{ 0 comments }

Зачем — 2

17.09.2020 Статьи

Эта колонка называется «Зачем — 2». И вот почему. Потому что когда я хотел назвать ее просто: «Зачем», выяснилось, что колонка с таким названием у меня уже есть. И в ней я задаюсь вопросом, зачем России вмешиваться в промежуточные выборы в США. Как выясняется, это вовсе не единственный раз, когда стоило бы задаться вопросом «зачем». […]

0 comments Читать→