Декларативная борьба

27/08/2020

in Реплики

Борьба за всеобщую социальную справедливость бывает активной и декларативной. Активные борцы выражают свой протест через погромы и драки. Тем самым подвергая себя неиллюзорной опасности. Борцы декларативные ничем не рискуют. Ну, разве что кроме попадания в курьезные новости. Зато меры предприняты и всегда можно отчитаться перед взыскательной общественностью: вот, мол, мы тоже в тренде.

И вот уже Microsoft и IBM вслед за энтузиастами поменьше объявляют об искоренении неполиткорректных терминов вроде слуги, хозяина, черных и белых списков. Принятых в программировании с самых истоков. Впрочем, и ладно — приходящая в IT юная поросль обычно не обременяет себя изучением истоков. А вот кинематограф — куда как более консервативная отрасль. И ладно бы только герои сложных ориентаций и расовое разнообразие даже там, где его исторически быть не могло. Но на Берлинском кинофестивале с этого года больше не будут вручаться призы за лучшую мужскую и лучшую женскую роль. Будет приз просто за главную роль. Ну просто потому, что теперь бывают и роли, и актеры, которых невозможно отнести ни к мужчине, ни к женщине. Ну и экономически тоже довольно удобно — не надо тратиться на два приза. Достаточно и одного.

Франция догоняет давно ушедших вперед, меняя название романа Агаты Кристи «Десять негритят». Теперь во Франции этот роман называется «Их было десять». «Когда книга писалась, язык был другим», — пояснил самоуправство родственник писательницы. С ним трудно не согласиться.

Но если Франция, Германия и транснациональные IT-корпорации догоняют — то всегда есть страны, энергия которых еще не угасла во тьме долгих веков. Страны молодые и гиперактивные. Например, Украина. Где экономическое министерство своим приказом разрешило использовать в классификаторе профессий так называемые «феминитивы» — то есть, нелепые словестные конструкции вроде «инженерка», «офицерка», «редакторка» и, извините, «социологиня». А предшествующим нововедением министерства образования предусматривается даже феминитив от слова, еще раз простите, «член». Слово «членкиня».

Причем, что особенно интересно — модификации эти предполагается применять в том числе к русскому языку. То есть, заграничные ведомства издают указания о том, как следует говорить на русском языке. Пока, слава богу, не нам.

Ну что же. Будем надеяться, что русский язык посмеется над теми, кто хочет его изменить директивно.

Ибо нельзя обуздать то, что стихийно.

Previous post:

Next post: