Стрелочка не поворачивается

20/08/2020

in Статьи

Давайте поговорим о природе расизма. Ну то есть не о природе расизма как такового, а о природе «расизма». То есть — того самого понятия, которое используется ныне исключительно как инструмент в социокультурной борьбе.

Но сначала о расизме без кавычек, который, безусловно, за последние десятилетия значительно изменился. Если еще в середине прошлого века расизм заключался в противопоставлении различных этнических групп, то теперь ровно наоборот. Новый расизм — это декларация и защита культурных особенностей этнической группы. «Дайте нам жить так, как жили наши предки» — это и есть новый расизм. Противопоставление себя социуму. «Святая гора Куштау» — это расизм. Который не был бы таковым, если бы гору защищали просто как природный объект.

И существует известный страх перед этим вот новым расизмом. Страх перед массовыми отправлениями культа в центрах столиц. Страх перед тем, чтобы не обидеть защитников известняковой горы. Гора же святая!

А там, где есть страх, обязательно появляются комиссары. Которые и начинают решать, кто тут расист, а кто нет. И вот именно в этот момент появляется «расизм» в кавычках. Который как инструмент. И который к реальному расизму никакого отношения не имеет, являясь лишь его политическим суррогатом.

Вот, скажем, немецкий бренд Knorr, под которым выпускаются всякие приправы и концентраты, решил изменить название «Цыганского соуса» (Zigeunersauce), выпускающегося в 1903 года. Потому что слово «цыганский» в названии «может быть негативно интерпретировано». Кем именно оно может быть негативно интерпретировано — самими цыганами или же покупателями соуса — не уточняется. Но зато есть подробность, превращающая это заурядное проявление политкорректности в предмет для большого анализа. Дело в том, что сам соус-то никуда не девается. Просто теперь он будет называться иначе. А именно: Paprikasauce Ungarische Art. То есть — «Соус с паприкой по-венгерски».

И вот теперь спрашивается главный вопрос: почему «цыганский» — это расизм? А «по-венгерски» — это никакой не расизм?
Вполне может быть потому, что именно цыгане, отстаивающие свой традиционный образ жизни и есть ныне самые оголтелые расисты в Европе. И, таким образом немецкий бренд избавляется от ненужных коннотаций.

Впрочем, даже если это и так, то сами цыгане такого подтекста не считывают. В ответ на переименование соуса Центральный совет немецких синти и ром заметил, что у цыган в Европе сейчас много других проблем. Куда как более важных, чем название соуса.

Но тогда у нас до сих пор нет ответа. Почему же «цыганский» — это расизм, а «по-венгерски» — это никакой не расизм?
А дело в тех самых цыганских проблемах и есть. Потому что по мнению комиссаров, которые оперируют инструментом, называемым «расизм» в кавычках, есть угнетенные и есть угнетатели. И расизм может быть только в сторону угнетенных. А в сторону угнетателей никакого расизма быть не может. Помните знаменитое «стрелочка назад не поворачивается» от комиссара НиксельПиксель? Вот это оно и есть. То самое. Сексизм направлен только от мужчины к женщине и в обратную сторону не поворачивается. Потому что мужчина исторически угнетал женщину. «Цыганский» соус — это расизм. Потому что цыгане — угнетенная нация. «Соус по-венгерски» — это никакой не расизм. Потому что венгры — не угнетенная нация. А даже и наоборот.

Иной не очень сильно вовлеченный в наблюдение за штормами политкорректности читатель спросит: а зачем это Knorr-то? Сто с лишним лет был «цыганский соус» и никого это не волновало. Что вдруг?

Так ведь комиссары. Которые зорко следят. И именно поэтому компании избавляются от чернокожих на логотипах, от «дядюшек» и «тетушек» в названиях, от слова «цыганский» — от всего, что могло бы привлечь внимание комиссара. Потому что как только привлечет и комиссар напишет об этом в своем инстаграме — отбиться будет практически невозможно. Потому что всё, что будет сказано уличенным, будет использовано против него. И лучше превентивно избавиться от всего подозрительного.

Понимаете теперь, почему Black Lives Matter, а White Lives не Matter? Потому что белые — не угнетенная раса.
Тут, кстати, есть еще один очень интересный аспект. Один из основных, фундаментальных постулатов расизма состоит в том, что расовые отличия неотменяемы. То есть с точки зрения ку-клукс-клановца столетней давности чернокожий был всегда плох, потому что он не мог стать белым. И, соответственно — культурным и образованным. С точки зрения нынешнего активиста BLM белый никогда не сможет стать черным. То есть — угнетенным. Поэтому белый всегда будет отвечать по полной программе. И это не будет расизмом. За соответствием ответов программе проследят комиссары. Благо в них никакого дефицита не существует.

Вы спросите: а что же, собственно, делать? Если стрелочка не поворачивается, а вот агрессия как раз самым прекрасным образом разворачивается.

А я вам отвечу: да ничего. Нам выпала великая честь жить в стране, где отношение к комиссарам сформировано поколениями и закреплено кровью. Случаются, конечно, отдельные эксцессы. Иногда и у нас гидра «гражданского общества» поднимает свои тысячи слепых и безмозглых, но громких голов.

Но мы устоим. И в России «еврейская колбаса» останется таковой.
RT

Previous post:

Next post: