Воскресенье, Январь 26, 2020

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Писал Лев Толстой и ошибался. На самом деле счастье всегда разное. А несчастливая семья всегда начинается с одного и того же: со взаимных упреков. Вот как только в ответ на «ты» раздается «а ты» — так всё, начинайте обратный отсчет.

Но никогда не начинайте обратного отсчета в семье, где в ответ на «ты» с другой стороны раздается «да, дорогая». Ну или «да, дорогой» — в зависимости от того, кто в этой семье мудрее, ответственнее и терпеливее.

Отчего-то совершенно не так между странами. Существует древний дипломатический обычай, называемый «принцип взаимности». Из которого следует, что ты просто обязан сделать противной стороне тоже самое, что она сделала тебе. Выслала дипломата — и ты выслал дипломата. Не выдала визу — и ты визу не выдал. А если ты в ответ на действия противной стороны ничего не сделал в ответ — то ты, во-первых, слабак, а во-вторых, противная сторона может даже обидеться.

Я не дипломат и мне трудно судить о том, необходим этот ритуал на самом деле или же нет. Но мне ближе принцип ледяного презрения. Уж если мы исходим из того, что семья строится на единстве интересов, а дипломатия — наоборот, на разности интересов, то соглашаться с действиями противной стороны, верно, не стоит. Но вот игнорировать их свысока, мне кажется, красивее.

Тем более, что они именно так с нами и делают. Вот возьмите ту самую пресловутую «химическую атаку» в сирийском городе Дума в 2018 году. О том, что все сообщения всяких «Белых касок» и сидящих в Лондоне «наблюдателей» о применении властями Сирии химического оружия не более, чем горячечные фантазии, я писал еще до той мифической «атаки» в статье «Две бочки хлора». Где просто риторически просил пояснить мне, в чем военный смысл применения двух бочек хлора для того, чтобы получить одиннадцать пострадавших.

Однако же по западной прессе прокатилось целое цунами публикаций, осуждающих зверства режима Башара Асада. После чего Россия привезла в ООН мальчика, который, по версии западной прессы и «Белых касок», был одним из пострадавших в той «химической атаке» (как вы помните — на самом деле просто постановке, куда против их воли были вовлечены случайные люди). Что ответила на это западная пресса? А ничего. Она промолчала.

Промолчала она и после того, как один из сотрудников ОЗХО рассказал о фальсификации доклада организации. Промолчала и после того, как сама ОЗХО исправила свой доклад о происшествии, которого не было, убрав из него упоминания о хлоре, которого не было.

И вот Россия снова представляет в ООН доклад, согласно которому опрошенные жители Думы не знают ни о какой атаке, а в больницы города не поступали больные с симптомами отравления химическими веществами.

Хотите, я расскажу вам, что будет дальше? Да вы и без меня знаете. Дальше не будет вообще ничего. Коллективный Запад проигнорирует этот доклад точно так же, как он проигнорировал всё, что было сказано раньше. Во-первых, массированный американский ракетный удар по Сирии в ответ на событие, которого не было, уже нанесен. И не извиняться же теперь перед Сирией. А во-вторых, все несчастные семьи начинают со взаимных упреков. А коллективный Запад хочет быть счастлив. И потому игнорирует любые упреки.

Руководитель Британского антидопингового агентства днями заявила, что не даст Всемирному антидопинговому агентству перепроверить пробы одного из британских спортсменов. И что позволит сделать это только в том случае, если появятся «достоверные доказательства» того, что пробы содержат запрещенные вещества. А что, так можно было? Конечно, так можно было. Именно так поступают в Норвегии, где продолжают делать лицо кирпичом и говорить, что таки да, норвежские спортсмены все поголовно нуждаются в лекарствах от астмы. И любые сомнения в этом будут проигнорированы.

Так зачем нам тогда этот «принцип взаимности»? Вернее, в чем состоит эта самая взаимность, если никакой взаимности нет? На каждый упрек коллективного Запада мы выкатываем свой упрек. «Ты» — «А ты». Вместо того, чтобы просто игнорировать все их упреки. С ледяным презрением игнорировать.

Конечно, вы скажете мне, что массированный ракетный удар нельзя игнорировать. А я вам на это отвечу, что как раз на массированный ракетный удар никто ничем не ответил. И в этом тоже есть определенная мудрость. Но если мы в чем-то уже научились игнорировать, то почему бы просто не распространить эту практику на все аспекты взаимоотношений между нами и теми, кто нас не любит? Лучше один раз сделать противоположной стороне больно, чем продолжать делать больно всю жизнь.

Продолжать же объясняться в надежде на то, что нас однажды полюбят, потому что как же нас не любить, раз мы такие классные — дело сомнительное. Нас не полюбят. Мы им не нужны и для них было бы хорошо, если бы нас вообще не было. Такие взаимоотношения безнадежны. И делать вид, что их можно поправить, как теперь говорят «неконструктивно».

Впрочем, повторюсь: я ничего не понимаю во всей этой дипломатии.

И, разумеется, не мое дело ставить под сомнение работу лучшего министра иностранных дел в мире.

{ 0 comments }