Конец демократии

14/11/2019

in Реплики

Консерватория, аспирантура, мошенничество, афера, суд, Сибирь, — писал Михаил Михайлович Жванецкий.

Майдан, беспорядки, бегство президента, провозглашение самозванца, поддержка Госдепартамента США — пишет нам сама жизнь. Казалось бы: никогда такого не было, и вот опять. Теперь, правда, в Боливии. Не знаю уж, как будет «майдан» по испански.

А всё почему? А потому что эта самая демократия. Американский исследовательский центр Пью, который находится в Вашингтоне и который вряд ли можно заподозрить в неправильных настроениях, опубликовал исследование, согласно результатам которого в мире растет недовольство демократической формой правления. Еще 40 лет назад в мире на 24 процента демократических стран приходилось 62 процента авторитарных. А теперь всё наоборот — 57 процентов стран демократические, и всего 13 процентов стран — авторитарные. Так вот, больше половины опрошенных в демократических странах считают, что с демократией что-то не так. Только 35 процентов считают, что демократически избранные политики занимаются защитой интересов их избирателей.

Понимаете? Большинство избирателей в странах развитой демократии считают, что избранные политики занимаются черт знает чем, только не своим избирателем. В Испании и Италии судебной системе доверяют меньше, чем в России. А знаете, где демократию считают причиной плохой экономической ситуации на том же уровне, что в России? В Швеции и Голландии. А гораздо хуже, чем даже в Швеции и Голландии, считают в Соединенных Штатах Америки.

В общем, если кухарка и может управлять государством, то сидящий в парламенте или сенате на протяжении тридцати лет профессиональный очковтиратель, очевидно, не может. Причем тенденция очевидна — доверия к демократии меньше в тех странах, где демократия существует дольше. Причем, согласно выводам статьи Кристофера Клаасена из Университета Глазго, вышедшей в журнале American Political Science Review, недовольство демократией у большинства возникает именно тогда, когда демократия начинает сосредотачиваться на интересах меньшинств.

Ну что же, если это действительно так — то мы с вами, кажется, надежно защищены. У нас и демократия не так, чтобы старая. И с меньшинствами, сами понимаете, строго.

Есть, правда, один фактор, который исследованию не поддается. Это тот самый особый русский путь. Причем, кажется, что подобный фактор есть не только у нас. Иначе как объяснить, что второй после Швеции страной, жители которой полностью довольны своей демократией, является республика Филиппины?

Надо всё таки, кажется, что-то подправить в той самой консерватории.

Previous post:

Next post: