Пятница, Сентябрь 13, 2019

Вот уже почти тридцать лет, каждый второй четверг сентября в Гарвардском университете проходит церемония объявления лауреатов премии, называемой Ig Nobel. В русских медиа более принято название «Шнобелевская премия» — пусть и более веселое, но не в полной мере отражающее высокий статус мероприятия в международном научном сообществе. Высокий настолько, что еще в 1995 году научный советник британского правительства просил организаторов, чтобы они больше не присуждали премию британским ученым. А то люди смеются. Впрочем, организаторы к пожеланию не прислушались и британские ученые продолжают получать премию вместе с любыми другими. Например, с русскими. Скажем, наш с вами соотечественник Андрей Гейм является первым в мире человеком, удостоенным и Шнобелевской и Нобелевской премий. За 10 лет до получения премии за изобретение графена, Андрей Константинович разработал метод использования магнитов для демонстрации возможности левитации лягушек. А одну из самых первых Шнобелевских премий вообще получил русский химик Юрий Стручков, умудрившийся опубликовать 948 научных работ всего за 9 лет. То есть, в среднем по одной работе меньше чем каждые четыре дня. Впрочем, это достижение было побито уже на следующий год публикацией медицинского исследование, в котором количество авторов, а именно 973 — в сто раз превышало количество страниц в самом исследовании.

Существуют и ученые, удостоенные Шнобелевской премии неоднократно. Например, корреспондент серьезного научного журнала Nature Жак Бенвенист, сначала установивший, что вода, цитирую: «является разумной жидкостью и обладает памятью». А через несколько лет сообщивший, что содержащуюся в воде информацию можно передавать через интернет и по телефону. Надо заметить, что ирония научного сообщества впрок не пошла — люди по всему миру и по сей день продолжают верить в информационную память воды, чем успешно пользуются самые разнообразные авантюристы и жулики.

В этом году в победители прочат изобретателей обезжиренного масла из США, создателей оборудованного таймером обратного отсчета до 30 лет японского бюстгалтера, напоминающего о необходимости выйти замуж. А также власти калифорнийского города Беркли, запретившие использовать в официальных документах любые слова, относящиеся к полу человека.

Хотя я бы на месте ученых вручил бы Шнобелевскую премию президенту США Дональду Трампу. Причем сразу во всех номинациях.

{ 0 comments }

Окно Овертона

13.09.2019 Статьи

Я специально назвал колонку именно так, чтобы, во-первых, предвосхитить возможные комментарии, а во-вторых, чтобы уже не возвращаться к вопросу. Окно Овертона, наряду с бритвой Оккама — это Рокфеллер и Ротшильд современного диванного дискурса. Понятия, захватанные, засаленные и замыленные до такой степени, что как только видишь их употребление — так хочется сразу же всякое обсуждение прекратить. […]

0 comments Читать→