Будет хуже

11/04/2019

in Статьи

Весь мир терзают странные предчувствия. Неосознанные страхи овладевают умами. Чу: опять серным пахнуло откуда-то из глубин нижнего интернета. Оттуда, где копошатся белесые черви, покрывающие толстым слоем торговлю наркотиками, рынок заказных убийств и детскую порнографию.

Парламентарий — человек очень тонкой душевной организации. Парламентарий всегда чувствует опасность на расстоянии. Парламентарий чутко следит за тенденциями. В одной стране озабочены интернетом — значит, и все остальные страны должны быть им озабочены. Поскольку как же так получается: они там, у себя, регулируют, а мы что? Хуже них, что ли? А если они отрегулируют так, что только у нас останется не отрегулировано? Это же всё перестанет работать! И белесые черви выползут на поверхность.

Примерно так думает чиновник и законодатель в любой стране мира. Поскольку в любой стране мира чиновник и законодатель по природе своей одинаков. Достаточно посмотреть на любого сенатора США, чтобы перестать задаваться вопросами по-поводу любого члена Совета Федерации РФ. Достаточно почитать любой американский законопроект для того, чтобы не удивляться любому русскому законопроекту.

И уж коль скоро у условного земного законодателя природа едина, то едина у него и еще одно свойство. А именно: условный земной законодатель ни черта в интернете не понимает. Но страхи! Страхи-то куда деть? Ведь страшно как раз неизвестное. И тут в обуянному страхами законодателю подкатывает некто с интересами в бизнесе. И говорит: будет хуже! Если прямо сейчас не принять срочные меры. А меры такие, записывай…

И вот уже европейский законодатель принимает поправки, делающие объектом авторского права интернет-адрес. Человек с бизнес-интересом доволен, он теперь будет доить Google, а Google богатый. Google разводит руками, законодатель закрывает рукою лицо.

Ну или вот еще случай: приходит человек с бизнес-интересом к другому обуянному страхами законодателю. И говорит: интернет-то американский! А Америка наш геополитический если даже не враг, то противник. И в любой момент дернет рубильник. И всё перестанет работать. Если прямо сейчас не принять срочные меры. А меры такие, записывай…

И вот уже посконный законодатель принимает закон, предписывающий установить у каждого посконного провайдера специальное оборудование. Выпущенное и сертифицированное за бюджетные деньги в объемах, определенных уполномоченным органом исполнительной власти. Человек с бизнес-интересом доволен: теперь он поставит этого закупленного на Али бесполезного оборудования в десять раз больше, чем надо. Провайдеры разводят руками, законодатель закрывает рукою лицо.

Везде то же самое. Липкий, сковывающий страх, подогреваемый идиотами из таблоидов. Русские хакеры влияют на выборы, китайские хакеры влияют на всё. Подрыв демократии, выборы на Мадагаскаре, желтые жилеты, всем манипулирует таинственный повар… Надо срочно что-нибудь такое принять! И вот уже Twitter блокирует аккаунт Министерства иностранных дел Франции — причем в полном соответствии с только что принятым французским законодательством! А вот подданный английской короны без VPN идет в специальное место показывать паспорт, потому что без паспорта его теперь не будут пускать на порносайты. А с VPN будут пускать, потому что порносайт не будет знать, чей вы подданный. А вот русский регулятор ковровыми блокировками преследует незаконное. Вокруг выжженная земля, а незаконное, как водится, уходит канализацией. Теперь Министерство по вопросам цифровых технологий, культуры, СМИ и спорта (ааа!!!) Великобритании предлагает создать государственный орган, который будет «защищать пользователей от вредоносной информации». А премьер-министр Великобритании говорит, что давайте! Везде одно и то же. Скованные страхом начальники считают, что существует «вредоносная информация», и что общество не способно себя от нее защитить самостоятельно. И принимают решения, которые не решают ни одной из поставленных задач, зато создают множество неудобств.

Да вот взять хотя бы этот наш закон об автономном интернете. Даже если вынести за скобки его коммерческую (оборудование) и политическую (так называемый «глубокий анализ трафика», который, конечно, не будет работать), даже если предположить, что супостат действительно готов взять и отключить Россию от интернета (простите мне, мои институтские преподаватели протоколов ИВС, такое нелепое предположение). Решает ли закон задачу защитить русскую сеть от отключения внешних каналов и доступа к DNS (простите, простите…)? Нет, не решает. Потому что везде стоит оборудование, произведенное странами НАТО. Роутеры, коммутаторы, серверы, концентраторы, приемопередаатчики сотовой связи — у нас нет своего НИЧЕГО, мы даже блоки питания не производим. Даже вентиляторов охлаждения у нас своих нет! У нас генераторы электроэнергии вращают турбины компании Siemens! И если мы предполагаем, что солдат НАТО настолько зловреден, что может предпринять против нас кибервойну, то почему мы не предполагаем тогда, что он первым делом не парализует всё это оборудование? Вы знаете, что у него там внутри? Да в любом процессоре современного компьютера есть механизмы, позволяющие управлять им даже без загрузки операционной системы. Ну то есть все эти законы, которые принимаются из страха (спровоцированного людьми с интересами в бизнесе) — они не работают.

Блокировки не работают, потому что такова природа передачи информации в сетях коммутации пакетов. Вы сети коммутации каналов вы можете перекрыть плотиной канал. Но вы не можете перекрыть дождь. Вода щель найдет. Я уже столько раз это всё объяснял, что у меня язык болит. Блокировка IP-адресов — это всё равно, что толочь воду в ступе, потому что IP-адрес — это просто набор цифр и они могут быть любыми. Про DNS вообще смешно говорить. Создание собственной магистральной инфраструктуры — это хорошее, полезное дело. Точки обмена трафиком в больших городах это отлично, повышение связности — это прекрасно, хотите понаставить везде зеркал корневых серверов DNS — замечательно. Но, во-первых, для того, чтобы это делать, не нужно никакого закона. Как не нужно закона для того, чтобы строить велодорожки. А во-вторых, всё это не спасет русскую сеть до тех пор, пока она работает на иностранном оборудовании. То есть — навсегда, поскольку никакого своего оборудования у нас никогда не будет.

Но страхи победить трудно. Для этого надо заставить себя пойти к психиатру. А законодатель к психиатру не хочет. Поэтому Марк Цукерберг говорит законодателю: хотите регулировать — регулируйте. Придумайте правила, а я их исполнять будут. Потому что мне надоело объяснять вам, как всё устроено. А Тим Бернес Ли и Линус Торвальдс говорят Марку Цукербергу: ты бы лучше вообще закрыл свой дурацкий Facebook, потому что именно он своими размерам и внушает страх этим не понимающим ничего людям. А в интернете не может быть ничего большого, кроме самого интернета. Интернет — это совокупность малых частей, и именно в этом его неуязвимость.

В общем, обстановка складывается нездоровая.

И да: будет хуже.
RT

Previous post:

Next post: