11 и 13

28/03/2019

in Реплики

Принято считать, что существует некая логика исторического развития. И что все страны так или иначе проходят через одни и те же этапы в своем последовательном движении к будущему. Ну что же, при взгляде с некоторого расстояния оно, быть может, и так. Но если рассматривать это самое историческое развитие вблизи — то складывается ощущение некоего броуновского движения общественной мысли.

Ну вот, скажем, несколько лет назад в России решили отменить сезонный перевод времени. И отменили. А в Европе всё осталось, как прежде. И вот буквально дней десять назад в Госдуму внесли предложение вернуть сезонный перевод времени. А третьего дня Европарламент, наоборот, одобрил предложение, внимание, отменить этот самый перевод времени. Причем аргументация и при отмене, и при возврате одна и та же — чтобы повысить качество жизни и сэкономить электроэнергию. Иногда даже кажется, что европейские депутаты и наши внимательно следят друг за другом, чтобы обязательно сделать что-нибудь наоборот.

А чего стоит соревнование в законах о регулировании интернета! Наши принимают закон о хранении персональных данных на территории России. Европейцы — об обязательном уведомлении об использовании этих данных. Европейцы обязывают социальные сети немедленно удалять недостоверную информацию — наши немедленно отвечают законом о фейковых новостях. Потом наши заходят немного вперед и принимают закон о суверенизации интернета. Европа тут же отвечает статьями 11 и 13 в закон об авторском праве. Одна из которых обязывает интернет-сервисы контролировать содержимое любых файлов на наличие информации, защищенной авторским правом. А другая отменяет всемирную паутину как таковую, поскольку делает объектом авторского права, внимание, адрес документа в сети. То есть если вы размещаете ссылку на страницу с другого сайта, владелец этого самого другого сайта сможет потребовать у вас денег.

Тим Бернес Ли, 30-летие изобретения которым всемирной паутины мы как раз отмечали недавно, предупреждал нас, что именно так всё и закончится. И тот инструмент, который он придумал для того, чтобы связать компьютеры всего мира смысловыми связями, в конечном счете будет использован для того, чтобы рызъединить компьютеры всего мира и вернуться назад, в досетевую эпоху. Так и случилось. Потому что все социальные и технологические изобретения, ведущие нас в будущее, в конечном итоге всегда упираются в парламентаризм, изобретенный в нынешнем виде тысячу лет назад и с тех пор так и не изменившийся.

А больше всего в новом европейском законе пугает то, что теперь наши депутаты должны будут на него как-то ответить.

И как именно они ответят даже думать не хочется.

Previous post:

Next post: