Четверг, Январь 17, 2019

Известная легенда гласит, что однажды академик Келдыш поставил перед другими академиками вопрос об исключении из Академии Наук академика Сахарова. На что академик Семенов заметил, что прецедента такого не было. А академик Капица возразил, что прецедент такой был. Когда Гитлер исключил их Берлинской академии наук Альберта Эйнштейна. После чего дискуссия об лишении Сахарова звания академика более не обсуждалась. Потому что лишение человека научного звания попросту невозможно — что бы этот человек не сделал, он все равно остается автором тех научных достижений, за которые научное звание и получено. И пусть он хоть детей ест — но если он однажды сделал открытие, то это он его сделал, а никто другой. И даже в самые сложные для Бориса Березовского годы изгнания, например, никто не лишал его звания члена-корреспондента Академии наук. Хотя разговоры такие периодически начинались. Каждый раз, впрочем, заканчиваясь пересказом вот той самой легенды про Сахарова и про Эйнштейна.

Лауреата Нобелевской премии Джейсма Уотсона тоже никто этой премии не лишал. Но вот из почетных профессоров его выгнали. Американская лаборатория Cold Spring Harbor сделала это, потому что высказывания господина Уотсона «не подтверждаются наукой», а главное (внимание!) — «не отражают взглядов персонала, попечителей, преподавателей или студентов лаборатории». Что это за такие высказывания? Это высказывания о том, что представители разных рас обладают разным уровнем развития интеллекта. И эти различия обоснованы генетически. Тут следует упомянуть, за что именно Джеймс Уотсон получил Нобелевскую премию. Вот за это самое и получил. Он первым описал трехмерную модель молекулы ДНК. Вот ту самую двойную спираль, которая теперь известна любому ребенку. Именно с открытия Джейсма Уотсона началась вся современная биология. Джеймс Уотсон — первый человек в истории, геном которого был полностью расшифрован. То есть, его высказывание о генетических различиях людей разных рас заслуживает внимания хотя бы потому, что он — великий генетик. Но, увы, современный мир устроен так, что в нем даже научное обсуждение вопроса о неравноценности рас попросту невозможно. Потому что это «не отражает взглядов». Понимаете? Научной дискусси и не будет, потому что гипотеза не отражает взглядов.

И если вы думаете, что это — единственный пример, и что старенький 90-летний профессор мог попросту выжить из ума, то ведь этот пример не единственный. Я уже писал здесь о том, как Журнал Mathematical Intelligencer отказался публиковать статью математиков Теодора Хилла и Сергея Табачникова, которые математически доказали известную гипотезу Дарвина о большем разнообразии мужчин, нежели женщин. Таковыми самцов любого вида создала природа — чтобы потомство было как можно более разнообразным. Когда препринт статьи был обнародован, некая ассоциация «Женщины в математике» заявила, что статья распространяет «псевдонаучные и гипотетические сексистские идеи».

Понимаете? Математическая статья распространяет сексистские идеи! Математическая!! Состоящая из одних формул и уравнений!

В итоге статью с публикации сняли. И если вы думаете, что «Женщины в математике» на этом остановились, то вы ошибаетесь. Они добились того, что другой математический журнал New York Journal of Mathematics, который предложил Хиллу и Табачникову опубликовать их статью, тоже отказался от публикации. А финансировавший работу «Национальный научный фонд» потребовал убрать из статьи упоминания о себе. Это вот просто как есть кусок одной из предыдущих моих колонок, потому что тут ни слова не выкинуть — ситуация совершенно такая же, как с Джеймсом Уотсоном.

При этом никаких вопросов не вызывает статья в журнале Current Biology о том, что лучшая способность мужчин к ориентации в пространстве связана вовсе не с тем, что мужчинам надо приспосабливаться к среде. А потому что женщины угнетаются. Точно так же и противники Джейсма Уотсона говорят, что никаких таких генетических различий у разных рас нет, а есть только разница в социальном развитии.
Замечу, что у меня нет никаких оснований считать точку зрения Джеймса Уотсона верной. Я не генетик. Я вижу, что представители разных рас выглядят по-разному, и это подсказывает мне, что какие-то не обусловленные социальной средой различия все таки есть. Но я не генетик и не готов спорить аргументированно. Как и в случае с Дарвиным (и подтвердившими его теорию Табачниковым и Хиллом).

Но я вижу, что наука как такова теперь, кажется, вообще не нужна. Потому что если наука открывает (или хотя бы пробует утверждать) что-нибудь неполиткорректное, то такая наука «не отвечает взглядов». В последний раз такие формулировки применялись к генетике при академике Лысенко. Которого, заметьте, никто не лишал звания академика даже посмертно. Потому что даже академик мог ошибаться. Но закрывать научную дискуссию просто потому, что какие-то социальные группы могут не так понять — это закрывать науку как таковую. Это инквизиция и средневековье. И мир, к сожалению, в своем развитии пришел именно к этому. Вот надо было открывать атомную энергию, изобретать компьютеры и учиться редактировать гены ради того, чтобы потом слить всё это под хвост обиженным на жизнь неудачникам.

Кажется мне, в мире очень не хватает какого-то альтернативного движения. Против всей этой антинаучной (то есть — направленной против науки как таковой) фигни, объясняющей всё в мире только с точки зрения развития общественных отношений.

Иначе придется эвакуироваться на Марс.
RT

{ 0 comments }

Мы делаем новости

17.01.2019 Реплики

«Дело помощи утопающим — дело рук самих утопающих» — гласил лозунг на стене клуба «Картонажник» города Васюки. Вот уже 90 лет с лишним мы с нашим патерналистским самосознанием смеемся над этой формулой. И, даже утопая, продолжаем ждать, пока прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете. В то время, как на западе с его лютеранской моралью ничего […]

0 comments Читать→