Пусть лошадь работает

19/09/2018

in Реплики

Экономическая теория определяет производительность труда через количество продукции, выпущенной работником за единицу времени. Чем выше производительность труда — тем меньше этого самого труда надо затратить работнику на производство единицы продукции. И тем больше работник создаст прибавочной стоимости. В этом работнику помогают роботы, компьютеры и правильная организация трудового процесса. И, по идее, производительность труда по мере внедрения всех этих благ технологической цивилизации должна неустанно расти. А вот в России она каждый год падает. Причем вне зависимости от того, как считать. Разные организации используют разные методики и у них получаются разные цифры, но тенденция не меняется — с 2014 года каждый из нас производит все меньше продукции в единицу времени.

Причем хуже всего дела обстоят в торговле. Оглянитесь вокруг. Видите все эти бесконечные магазины с одеждой? Она просто висит там и не продается. А рядом с этой никому не нужной одеждой скучает ничего не делающая продавщица. Она сидит, а зарплата идет. А торговли никакой нет.

Это я привел вам абстрактный пример, а вот вам реальный. Не из России, а из Белоруссии, но разве же между нами есть хоть какая-то разница? Нету между нами никакой разницы. В городе Слуцке местная жительница устроилась на городской стадион работать в пункте проката. Выдавать коньки и лыжи желающим. И выдавала. Пока зима не закончилась. А когда зима закончилась, желающие приходить перестали. Работница пошла к директору стадиона и спрашивает: что же мне делать? А он ей и отвечает, цитирую: «Идите и сидите в кабинете». И вот она пошла и стала сидеть. По семь часов в день. И так на протяжении полугода. И все это время ей платили зарплату. Маленькую, но регулярно. И не увольняли. Потому что за зимой обязательно будет снова, и в пункт проката за коньками и лыжами опять пойдут люди. А кто же там согласится работать за такие скромные деньги.

Вот вам, собственно, и вся наша производительность.

Впрочем, во всем, что на первый взгляд может показаться бессмысленным, надо всегда попытаться найти что-то хорошее. Вот вы скажете: это не экономика, так нельзя. А я вам скажу, что это — социальное государство. Которое вместо того, чтобы сократить неэффективную штатную единицу продолжает ее содержать.

Так что может и нет ничего плохого в этом падении производительности нашего с вами труда.

Пусть лошадь работает.

Previous post:

Next post: