Деньги и секс

21/08/2018

in Реплики

«В основе всех наших поступков лежат два мотива, — писал Зигмунд Фрейд, — желание стать великим и сексуальное влечение».

И если в этой формуле заменить желание стать великим одним из его проявлений — а именно стать богатым, то тогда мы поймем, что основоположник психоанализа был прав. И свидетельством тому — последние новости.

Итальянская актриса и режиссер Азия Ардженто является одной из центральных фигур общественного движения MeToo, участницы которого рассказывают о сексуальном насилии. Она — одна из тех, кто обвинил в харрасменте продюсера Харви Вайнштейна. И вдруг выясняется, что эта святая женщина в самый разгар феминистического угара, слушайте внимательно, заплатила 380 тысяч долларов за молчание актеру, которого совратила в 17-летнем возрасте. То есть, это актеру было 17 лет. А самой Азии было побольше. Что по законам штата Калифорния, где все и произошло, является уголовным преступлением. Нельзя сказать, чтобы актер, игравший в одном из фильмов сына персонажа Азии Ардженто, остался недоволен тем совращением. Но карьера его не задалась, и когда его кинематографическая мать вдруг стала делать заявления против Вайнштейна, парень просто решил урвать денег. Просил три с половиной миллиона, но удовлетворился и тем, что ему дали.

О чем нам говорит вся эта история? Ну, разумеется, кроме того, что Зигмунд Фрейд был во всем прав, и людьми действительно движут только деньги и секс. Эта история лишний раз говорит нам о том, что любая общественная кампания всегда имеет обратную сторону. Это ведь не первый раз, когда икона феминизма оказывается сама замешанной в сексуальных скандалах. Всего несколько недель назад подобная история произошла с одной профессоркой, извините за феминитив, университета Нью-Йорка. Эта шестидесятилетняя дама, как выяснилось, очень любила студентов. И какие еще скелеты в шкафу скрываются у всех тех, кто выносит свою сексуальную жизнь в публичное поле — всегда интереснейший материал для психиатрии. Все подобные истории, с которыми мы столкнулись в последние годы, начиная с 57-й московской школы — все они при ближайшем изучении оказывались историей взаимных сексуальных и финансовых претензий, а вовсе не поисками правды и справедливости. И, кстати, гей-парадов это тоже касается.

Только что в США стартовал первый после скандала фильм с Кевином Спейси, карьера которого была уничтожена подобными обвинениями. Фильм с треском провалился. Не потому что он плохой, нет — а потому, что американцы боятся его смотреть, чтобы карающая длань общественного осуждения не коснулась и их. Теперь мы, наверное, больше не увидим фильмов с Азией Ардженто. А жаль, потому что она симпатичная. А дальше шаг за шагом, откровение за откровением — весь Голливуд пожрет сам себя, потому что там такие, в общем-то, все.

Так стоило ли начинать все вот эти разоблачения вместо того, чтобы оставить всё, как было до того уже сто лет?

Вопрос, кстати, не такой уж простой.

Ведь кто знает — быть может весь этот Голливуд уже и не нужен.

И его можно заменить нейросетью.

Previous post:

Next post: