Вторник, Апрель 3, 2018

Окончательный ответ на основной вопрос философии о первичности бытия или сознания до сих пор так и не найден. Но бытие постоянно подбрасывает нам такие удивительные жизненные примеры, что сознание приходит от этих примеров в смятение.

Вот взять, скажем, случившийся на позапрошлой неделе скандал с британской компанией Cambridge Analytica. Той самой, которая собрав данные пятидесяти миллионов аккаунтов социальной сети Facebook и проанализировав их, якобы смогла путем точечного показа политической рекламы повлиять на исход референдума по выходу Великобритании из ЕС и результаты президентских выборов в США. Самым интересным в этой истории лично мне казалась личность психолога, который собирал и обрабатывал данных об аккаунтах. Родившийся в СССР и одно время преподававший в Санкт-Петербургском университете Александр Коган казался мне идеальной целью, ради которой вся эта вторая волна скандала, начавшегося еще в 2016 году, и была начата.

Пока я не обнаружил на многочисленных сайтах Кембриджского университета тот самый механизм, который использовала компания Cambridge Analytica. И, презрев страх, не скормил ему свой Facebook-аккаунт.
Переработав мои щедрые десять тысяч постов и скудные сто восемь лайков, алгоритм некоторое время подумал, после чего изверг из себя полное мое психологическое описание.

Из которого следовало, что я, слушайте внимательно, импульсивный и спонтанный консервативный традиционалист. Люблю созерцать вместо того, чтобы отзываться на вызовы общества. При этом эмоционален и подвержен стрессу. Одиночка, лишенный таланта.

А также, внимание, что я с высокой вероятностью являюсь женщиной двадцати шести лет.
Может быть, конечно, я чего-то о себе и не знаю в свои сорок семь. Но все таки мне кажется, что вопрос о первичности бытия или сознания приобретает в связи с этими новыми данными свежие краски. Кажется, не человек красит место, а наоборот — место делает человека. И даже психолог Александр Коган, несмотря ни на какой Санкт-Петербургский университет, при работе в Кембридже превращается в настоящего британского ученого. То есть, получается, что бытие определяет сознание.

Или же наоборот — мое практически круглосуточное присутствие в интернете и социальных сетях за последние двадцать лет превратило меня из толстого бородатого увальня в импульсивную женщину двадцати шести лет. И получается, что сознание определило мое бытие.

То есть, ответ на основной вопрос философии так и не найден. Но вот как они при этой неопределенности смогли таки повлиять на результаты Брекзита и президентских выборов в США, лично я совершенно не понимаю.

{ 0 comments }