Русский след в Кембридже

22/03/2018

in Статьи

The New York Times и The Guardian опубликовали расследования деятельности британской компании Cambridge Analytica, которая, якобы, вмешивалась в выборы президента США на стороне Дональда Трампа. А британский телеканал Channel 4 News опубликовал видео, на котором репортер канала разговаривает с руководством Cambridge Analytica о возможном вмешательстве в выборы на Шри-Ланке. После чего канал ошарашивает зрителя невероятной цифрой: оказывается, Cambridge Analytica вмешивалась не менее, в чем в 200 избирательных кампаний по всему миру, включая Кению, Нигерию, Чехию, Индию и Аргентину. И делала она всё это с помощью собранных ею данных 50 миллионов аккаунтов на Facebook.

В интернетах в подобных случаях обычно пишут слово «ВНЕЗАПНО». Внезапно в Twitter начинается флэшмоб #deleteFacebook, призывающий закрыть свой аккаунт в крупнейшей в мире социальной сети. Закрыть свой аккаунт призывает даже Брайан Актон — один из основателей WhatsApp, купленной Марком Цукербергом за 16 миллиардов долларов. Сволочь неблагодарная. В результате всего этого Facebook за пару дней теряет 65 миллиардов долларов капитализации. А инвесторы в связи с 7 процентным падением капитализации подают групповой иск в федеральный суд Сан-Франциско. Повторюсь: совершенно ВНЕЗАПНО.

Внезапно потому, что про Cambridge Analytica все всё знали еще с… 2016 года. Когда издание Das Magazine (воскресное приложение к швейцарской газете Tages Anzeiger) опубликовало статью о «психологическом микротаргетинге». И там же был описан метод, которым пользовалась Cambridge Analytica для таргетирования рекламы. Еще в те времена, когда Facebook разрешал приложениям получать доступ не только к аккаунту человека, запускающего приложение, но и к аккаунтам всех его друзей, компания Cambridge Analytica предложила людям психологический тест, за прохождение которого платились настоящие деньги. Cambridge Analytica потратила 800 тысяч долларов и тест прошли 270 тысяч человек, разрешивших приложению доступ к аккаунтам своих друзей. В итоге компания собрала базу данных в 50 миллионов аккаунтов, проанализировав которые научилась очень тонко настраивать таргетинг своей рекламы. И только за осень 2016 года, по оценке BuzzFeed, Cambridge Analytica обеспечила на Facebook миллионы просмотров роликов, атакующих Хиллари Клинтон. Эти ролики рассказывали о состоянии здоровья кандидатки и обвиняли ее в коррупции. И выглядели как публикации на странице в Facebook, но видеть эти публикации могли не все посетители страницы, а только те, кому Cambridge Analytica предназначала его увидеть.

А теперь внимание. Знаете, как отреагировали западные эксперты на всё это тогда, в декабре 2016-го? А вот как: они сказали, что всё это чушь. Они говорили, что избиратель Трампа интернетом не пользуется. Что такой таргетинг если и может повысить эффективность рекламы, то только процентов на 60 и не больше. Что не надо гнаться за сенсациями и мало ли что наговорит сама о себе компания, занимающаяся PR-ом.

А потом прошел год и внезапно выяснилось, что победу Дональду Трампу обеспечили хозяйничавшие на Facebook… русские хакеры. Статьи в газетах, отрицавших эффективность метода Cambridge Analytica, слушания в Конгрессе США, постправда и фейки. Было выяснено, что аккаунты, которые можно связать с Россией, потратили на политическую рекламу в США около 100 тысяч долларов. Их которых 46 тысяч было потрачены до выборов. А знаете, сколько потратили на рекламу в Facebook Клинтон и Трамп? Суммарно 81 миллион долларов. Из которых несколько миллионов получила Cambridge Analytica.
Удивительно, но даже когда началась вся эта нелепая охота на «русских хакеров», про британскую компанию и публикации о ней годичной давности никто и не вспомнил. Как тут не процитировать знаменитые слова одного американского президента про одного латиноамериканского диктатора: «Конечно, сукин сын, но чей сукин сын? Наш сукин сын!»

Тем интереснее, зачем The New York Times и The Guardian заново поднимают эту тему сейчас. Существует версия, что это очередной шаг в информационной войне, направленной на дискредитацию референдума по Brexit. Обвинения русских хакеров во вмешательстве в этот референдум оказались еще смехотворнее, чем обвинения во вмешательство в американские выборы. Знаменитая и обложенная санкциями Internet Research Agency купила на Facebook 3 (ТРИ) связанных с Brexit объявления с общей стоимостью, внимание, 97 центов. Эти объявления собрали 200 просмотров. Такое даже в Великобритании за русское вмешательство не выдашь. А если не было вмешательство — то, значит, референдум по Brexit был честный и Великобритании надо выходить из ЕС. А этого европейские чиновники, за которых никто никогда не голосовал, не хотят.

Это складная и разумная версия, но кто мог бы быть заказчиком кампании против Brexit?

Я вам сейчас всё объясню. Компания Cambridge Analytica — это, по сути, PR-агентство. PR-агентств много, но у Cambridge Analytica есть ноу-хау — ее умение тонко таргетировать рекламу на Facebook, основанное на анализе базы в 50 миллионов аккаунтов. А собрал эту базу с помощью разработанного им психологического теста психолог Александр Коган. Работающий в Кембридже, но родившийся в СССР и преподающий, внимание, в Санкт-Петербургском университете. Который закончил президент Путин.

«ШАХ И МАТ!» — как пишут в таких случаях в интернетах после слова «ВНЕЗАПНО». Вот вам и Novichok — 2.

Следующая серия сериала не за горами.
RT

Previous post:

Next post: