Язык национальной безопасности

16/03/2018

in Реплики

Москвичей, как известно, испортил квартирный вопрос. А украинцев во многом испортил вопрос языковой. Уж сколько об этот вопрос было сломано копий — не сосчитаешь. И вот, наконец, предпринимается попытка окончательного решения языкового вопроса. Депутат Верховной Рады Максим Бурбак потребовал уже на этой неделе внести и принять в первом чтении законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного».

Согласно тексту законопроекта, украинский язык становится обязательным для образования, культуры, здравоохранения, судопроизводства и средств массовой информации. Обслуживание клиентов тоже должно быть только на украинском языке. А также имена собственные допускается употреблять только на украинском языке. Например, депутат Максим Бурбак теперь должен будет называться Максым.

Ну что же. Тут бы, конечно, спросить — а на каком языке теперь обязан будет давать указания украинскому руководству американский посол? Но я не будут так спрашивать. В конце концов, у нас в России тоже есть подобный закон. Он так и называется: «О государственном языке Российской Федерации». И в нем написано примерно то же самое, что и в этом украинском законопроекте. Кроме двух важных аспектов. Украинский закон, в отличие от нашего, предусматривает существование языковых комиссаров, которые должны следить за тем, чтобы все говорили как надо. А за нарушение предусматривается наказание. До трех лет лишения свободы. 

Эта разница принципиальна. Гражданина России не надо принуждать говорить по-русски. А гражданина Украины, оказывается, надо. А то вдруг он не хочет. Поэтому у нас нет никаких языковых инспекторов, а на Украине они теперь будут. Впрочем, сам депутат Бурбак этого и не скрывает.

«Защита и утверждение украинского языка – это вопрос национальной безопасности, — говорит депутат, — и противодействие гибридной агрессии русского мира».

Понимаете? Наш закон защищает право русского человека говорить на своем языке. Украинский закон обязывает использовать украинский язык, чтобы противостоять русскому миру.

Нет, дорогой мой Максим Юрьевич. Язык — это живой организм. С ним так не получится. Насильно любить не заставишь.

Кстати, в так любимой украинцами Канаде никто не говорит по-канадски. И как-то это национальной безопасности не мешает. 

Previous post:

Next post: