Культурное наследие

01/02/2018

in Статьи

Россия — страна невероятных размеров, и уже это делает ее потенциально очень богатой на неожиданные находки. Днями я наткнулся в Сетях на девушку-искусствоведа, собирающую деньги на реставрацию столетнего деревянного дома где-то под Саратовом. Дом, снаружи мало чем отличающийся от любого другого, изнутри оказался расписанным неизвестным художником снизу доверху. В ведь казалось бы — деревня, глушь.

Что говорить о Москве, набитой культурным наследием с такой плотностью, что оное наследие может оказаться под нашими ногами и в поле нашего зрения буквально в любую секунду. Вот, скажем, задумал совет муниципальных депутатов района Якиманка перенести памятник Ленину с Калужской площади в парк Музеон. И я решил поинтересоваться охранным статусом этого памятника — а ну как муниципальные депутаты влезают в чужие вопросы. И в ходе своих изысканий наткнулся на перечень объектов культурного наследия города Москвы. А поскольку искал я по слову «Ленин», то открылись мне бездны.
Вся жизнь вождя, запечатленная в камне.

Вот, скажем: «Дом, где в квартире Ганшиных в начале октября 1894 г. нелегально печаталась работа Ленина Владимира Ильича «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов».

Или вот, например: «Дом жилой. Здесь в марте 1906 г. Ленин В.И. нелегально встречался со Скворцовым-Степановым И.И., XIX в.»

Важное примечание: XIX в. Конечно, понятно, что любому из этих домов как минимум сто лет, а такой дом в современной Москве в любом случае должен считаться объектом культурного наследия. Вот я сам написал «в любом случае», но разве же я имел в виду такой случай:

«Ресторан Скалкина И.А. «Эльдорадо». Здесь в августе 1918 г. Ленин В.И. выступал с речью «Советская республика в опасности»»

Понимаете? Ресторана Скалкина И.А. «Эльдорадо» в Петровском парке — прекрасный образец московского модерна, его Кекушев построил, не кто-нибудь. Популярность этого ресторана в начале прошлого века была сравнима с популярностью ресторана «Яр», например. Но чем он остался в истории? Тем, что в нем выступал Ленин. Спасибо Ленину — именно это его выступление и спасло здание от неминуемого постреволюционного разрушения.

Впрочем, продолжим наше путешествие по жизни вождя. Ленин выступает в ресторане Скалкина в августе 1918 года. 30 августа на заводе Михельсон в него стреляет Фанни Каплан. В объектах культурного наследия есть и памятный камень на месте покушения, и памятник Ленину работы Меркурова у проходной завода. Но есть и куда как более интересные объекты. Например: «Здание Солдатенковской больницы, где 23 апреля 1922 г. Ленину Владимиру Ильичу была сделана операция по извлечению пули». Есть ли еще где-нибудь в мире объект культурного наследия «больница, где была сделана операция»? А у нас есть! И ладно там операция!

А как вам такое: «Здание Института биологической физики, в котором в 22 апреля 1922 г. Ленину Владимиру Ильичу была сделана рентгеноскопия грудной клетки в связи с предстоящей операцией по извлечению пули».

Каюсь: я перебрал все девяносто с лишним объектов культурного наследия, которые реестр выдает по запросу «Ленин». Хотел найти, есть ли в Москве еще какие-нибудь монументы медицинским процедурам Владимира Ильича. Увы, других нет. Рентгеноскопия грудной клетки уникальна, и потому обязательно должна быть сохранена.

Зато совершенно не уникальны друзья. По друзьям Ленин в Москве ходил много, о чем в реестре множество записей. Вот некоторые из них, например: «Дом, в котором в конце апреля и осенью 1918 г. Ленин Владимир Ильич посетил старого большевика, одного из основателей Латвийской социал-демократической партии П.Г.Дауге».

Или вот, скажем: «Главный дом усадьбы Шереметева Д.Н. В 1909-1923 гг. здесь жил один из организаторов советского здравоохранения В.А.Обух, в 1918 г. его посетил Ленин В.И.»
Мог ли знать Шереметев Д.Н., когда строил свою усадьбу, благодаря чему она останется в истории его города? Вряд ли.

Не лучше в Архангельском: «Здание дома отдыха «Архангельское», где в феврале 1921 г. Ленин Владимир Ильич навестил отдыхавшего здесь Кржижановского Глеба Максимилиановича».

К сожалению, мы не знаем, что Ленин делал вместе с Друге, Обухом и Глебом Максимилиановичем Кржижановским. Но зато мы совершенно точно знаем, что Ленин делал, когда приходил к Горькому: «Дом, где в квартире Е.М.Пешковой 20 октября 1920 г. Ленин Владимир Ильич встретился с А.М.Горьким и слушал «Аппасионату» Бетховена».

Помните? «Ничего не знаю лучше «Appassionata», готов слушать её каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка». Ведь мы знаем эти слова Ленина не от него самого, а именно со слов Горького, который описывал именно этот вечер 20 октября 1920 года. Улица Чаплыгина, дом 1А, строение 1. Сходите, послушайте. Вдруг она там звучит до сих пор.

Впрочем, были посещения и по работе: «Здание Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, в котором в 1919 г. Ленин Владимир Ильич неоднократно бывал у Дзержинского Феликса Эдмундовича».

Это, напомню, до сих пор — объект культурного наследия Москвы. То есть, охраняется городскими властями. И охраняется именно потому, что там Ленин неоднократно бывал у Дзержинского. Боровшегося с контрреволюцией и саботажем. 2018 год, между прочим.

Отдельная страница жизни Ленина, запечатленная в объектах культурного наследия — это любовь. Причем не только официальная: «Здание Народного Комиссариата просвещения, в котором работала Крупская Надежда Константиновна и где Ленин Владимир Ильич неоднократно бывал и 5 июля 1918 г. выступал с речью на 1-ом Всероссийском съезде учителей-интернационалистов».

Но и запретная: «Здание ВХУТЕМАС, где в помещении студенческого общежития 25 февраля 1921 г. Ленин Владимир Ильич вместе с Крупской Надеждой Константиновной посетил дочь Инессы Арманд и беседовал со студентами».

То есть, у них там по простому всё было. Без буржуазных предрассудков.

И вот что во всем этом наиболее интересно: актуальность происходящего. То есть, этот реестр — вовсе не только тяжелое наследие советского режима. Нет, операции со всем этим культурным наследием происходят прямо сейчас. Вот, например, приказ Министерства культуры от 03.06.2014 N 950 «Об утверждении предмета охраны объекта культурного наследия федерального значения «Дом, в котором при участии Ленина Владимира Ильича в 1906 г. на заседании лекторской группы при МК РСДРП обсуждались итоги Декабрьского вооруженного восстания в Москве»».

Обсуждение любого вооруженного восстания в Москве ныне — это чистой воды экстремизм, обыск, изъятие техники и всё такое. Но Ленину, видимо, можно.

Вот скажите, неужели комплекс доходных домов по адресу Большая Никитская, 31 более ничем не может остаться в русской истории? Ну разумеется, может — например тем, что он был сильно разрушен во время боевых действий 1917 года, явившихся прямым следствием того самого обсуждения Ленина.

Но нет, мы до сих пор охраняем этот дом именно потому, что в нем выступал Ленин.

И когда вы в следующий раз услышите вот это вот опостылевшее: «Надо убрать Ленина с Красной площади» — помните, что если с Красной площади Ленина и можно убрать, то вообще его убрать не получится. Настолько он пророс во всё, что есть вокруг нас.

И надо, что ли, научиться жить с этим.
RT

Previous post:

Next post: