Опять двадцать пять

23/01/2018

in Реплики

Существуют две основные концепции законотворчества. Согласно одной из них, законы в общем случае должны всего лишь фиксировать уже сложившиеся среди свободных людей общественные отношения. В этом случае законодатель выступает всего лишь обслуживающим общество персоналом.

Согласно иной концепции, законодатели на то и избранные, что понимают лучше их избирателей. И поэтому они, то есть законодатели, сами формируют общественные отношения путем написания законов, соответствующих их, законодателей, представлениям о прекрасном.

И вот, наконец, мы с вами смогли наблюдать обе концепции в условиях, так сказать, нативного эксперимента. Один из российских сенаторов выступил с предложением о введении юридического понятия «фактические брачные отношения». Каковыми будет признано продолжительное совместное ведение хозяйства мужчиной и женщиной даже без заключения официального брака. Пять лет без детей или три года с ребенком. Впрочем, сами сроки и условия тут не имеют большого значения. Значение имеет то, что имущество, приобретенное во время «фактических брачных отношений», будет признано совместно нажитым.

Если послушать любую радиопередачу, где юрист отвечает на вопросы о собственности, то станет понятно — сенатор чувствует свой народ. И, в полном соответствии с первой законотворческой концепцией, предлагает узаконить уже сложившееся в обществе положение вещей.

А вот вам другая концепция. Сенатору отвечает член общественной палаты, цитирую: «Наши субъекты законотворчества очень часто пытаются привести к законным нормам то, что существует как порочная практика общества». Ему вторит другой сенатор, цитирую: «Нельзя относиться к браку, семье и разводам с такой легкостью. Фактический брак очень неустойчивый, порождает много семейно-правовых споров. Такие инициативы — это вредительство».

Вот прямо если не диссертацию, то дипломную работу по этим выступлениям можно писать. Хотя, честно говоря, такое единодушное сопротивление предложению сенатора наводит на размышления, далекие от концептуальных.

Ведь поставьте себя на место чиновника или депутата, который, дабы избавиться от необходимости декларировать имущество, переводит это имущество на законную супругу, после чего разводится с ней. Но фактически совместно проживать продолжает!

Получается, что через пять лет, а то и три, если вдруг есть ребенок, имущество вновь становится совместно нажитым. И его опять приходится декларировать. И тогда всё придется повторять заново.

И ладно там, когда чиновник или депутат разводится один раз. Но когда ему придется разводиться два, три, четыре раза с одной и той же женщиной, с которой он всю жизнь проживает — выглядеть это будет, согласитесь, несколько странно.

Так что тех, кто против предложения сенатора, можно понять.

А вот простить — вряд ли.

Previous post:

Next post: