Триллионом ответишь

28/12/2017

in Реплики

В мире чистогана, как известно, не забалуешь. У капитализма действительно звериный оскал, но скалятся зачастую не сами капиталисты, а как раз потребители. Жительница Калифорнии Виолетта Майлян подала иск к компании Apple. Она требует компенсировать ей моральные страдания, которые она испытала, узнав, что iPhone со старыми батарейками работают медленнее, чем с новыми. Потому что производитель специально занижает частоту процессора, мотивируя это тем, что иначе на холоде телефон просто выключится.

А теперь, внимание, сумма требований. Девятьсот девяносто девять, еще раз внимание, миллиардов долларов США. То есть, без малого триллион.

И тут бы просто подивиться жадности одних и хамству других. Потому что, конечно, вовсе не из-за внезапных отключений Apple занижает частоту процессора, а именно потому, почему мы подумали — чтобы нам пришлось купить iPhone новой модели.

Но ведь не только Apple так делает. Так делают все. Автомобильные компании выпускают машины, рассчитанные на сотню тысяч пробега или три года жизни, а авторизованные сервисы внимательно следят за тем, чтобы машина сломалась сразу же после окончания гарантийного срока. Новые версии операционных систем перегружают старые компьютеры, а новые компьютеры требуют новых операционных систем. Старые телевизоры не показывают новые фильмы, а новые телевизоры показывают старые фильмы так, что хочется выключить. А главное — все производители постоянно меняют функциональность устройств, которые мы уже купили, без нашего ведома. А ведь это, казалось бы, уже наши устройства, а не их.

Так не пора ли назвать нынешнюю модель потребления так, как она должна называться на самом деле? Это ведь никакое не приобретение. Это лицензирование. Когда компания Microsoft придумала не продавать свою операционную систему MS-DOS, а лицензировать ее копии, люди никак не могли понять, что это значит. Ты как бы платишь, но копия системы твоей не становится. Она все равно остается принадлежащей компании Microsoft. Потом на такую же схему перешли все производители программ. И даже усовершенствовали ее — теперь программы даже не лицензируются. Ими просто можно пользоваться по подписке.

Получается, что и с устройствами теперь всё точно так же. Мы платим не за то, что устройство наше, а просто за то, что мы можем им пользоваться в течение времени, отведенного производителем.

И всё бы ничего в этой современной модели. Кроме одного только: почему же мы при этом платим за пользование устройства больше, чем раньше платили за то, что оно становилось окончательно нашим?

И вот как только мы осознаем этот тонкий момент, сумма иска в триллион долларов не покажется нам чрезмерной.

Previous post:

Next post: