Среда, Декабрь 20, 2017

Доктрина национальной безопасности — документ внутренний и глубоко односторонний. Безопасность-то имеется в виду национальная, а не глобальная или межгалактическая. Поэтому, конечно, ждать от стратегии национальной безопасности США открытого признания сфер влияний других государств было бы наивно. Но в той стратегии нацбезопасности США, которую озвучил давеча Дональд Трамп, есть одно существенное отличие от предыдущих. Если раньше Россия в подобных документах называлась партнером, пусть и с оговорками — то теперь Россия прямо названа конкурентом.

Природу подобной перемены объяснить довольно просто: дело в том, что Дональд Трамп — бизнесмен, и его мировосприятие далеко от мировосприятия профессионального политика или дипломата. К тому же конкуренция предполагается именно та, к которой привык Дональд Трамп — то есть, экономическая. Однако экономическая конкуренция, в отличие от международного партнерства, подразумевает обязательную победу одного конкурента над всеми другими. Такова стратегическая цель конкуренции, и когда кто-то из конкурирующих субъектов находится близок к достижению этой цели, его обычно осаживает антимонопольная служба. Проблема лишь в том, что никакой общепланетарной антимонопольной службы на нашей планете не предусмотрено. А на решения Совета безопасности ООН, как много раз было доказано практикой, Соединенным Штатам Америки наплевать.

То есть все эти слова Трампа о том, что, цитирую: «США нацелены на мир через силу», или следующие за ними слова министра обороны Мэттиса о том, что Пентагон должен обеспечить американским дипломата возможность всегда «говорить с позиции силы» — это совершенно естественные в рамках декларированной конкуренции заявления. Корпорации именно так и поступают — с позиции силы, без рефлексии и жалости.
Но вот что во всем этом интересно. Теоретики либеральной экономики учат нас, что в отсутствие конкуренции субъект деградирует. Потому что конкуренция тонизирует — и поэтому хорошо быть конкурентноспособным. Но вот пребывание на лаврах расхолаживает и притупляет внимание. Чем обязательно воспользуются твои конкуренты, раз уж ты их себе объявил. Что мы уже много раз наблюдали на примерах тех или иных корпораций.

То есть, получается, что президент Дональд Трамп провозглашает стратегической целью Соединенных Штатов Америки их деградацию.

Нет, лично я-то совершенно не против. Надо только дать им победить в этой конкуренции. То есть — не стараться победить их самим. О чем, собственно, сказано в нашей Стратегии национальной безопасности, где говорится не о конкуренции, а конкурентоспособности. И где Соединенные Штаты Америки называются одним из партнеров, а не конкурентом.

{ 0 comments }