Второй Афганистан

16/12/2017

in Статьи

Война закончилась. Я сам видел по телевизору. Закончилась столь же неожиданно, как и началась. Но при этом закончившаяся очевидным успехом, отрицать который не может ни один из тех, кто предрекал нам «второй Афганистан».

О, этот «второй Афганистан»! Кто только не предупреждал нас об этой опасности. Началось всё еще с президента Обамы. «Россия рискует увязнуть в Сирии, как в Афганистане», — сказал лауреат Нобелевской премии мира.

«Я полагаю, Россия осознает, что если она не будет наравне со всеми напряженно работать над тем, чтобы начался политический процесс передачи власти, она рискует угодить в Сирии в ловушку по афганскому сценарию» — вторила ему глава европейской дипломатии Федерика Могерини.
Министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан прямо предостерег: «Сирия может стать вашим «вторым Афганистаном»».

Но что там западные политики, которые о нашем «первом Афганистане» имеют примерно такое же представление, как мы от Вьетнамской войне! То ли дело наши, собственные аналитики и комментаторы — они-то про Афганистан знают побольше. Они же там будто бы были.

«В Сирии для России уже сформировался второй Афганистан» — пишет кандидат в президенты Григорий Явлинский. «Путин готовит в Сирии второй Афганистан» — пишет журналист Андрей Мальгин. «На кой черт вы туда лезете, идиоты, вы ж там опять завязнете на годы и получите второй Афган» — вопиет Аркадий Бабченко.

Альтернативно мыслит только Венедиктов: «Это не второй Афганистан — это наш Вьетнам. Мы идем по дорожке, по которой шли США во Вьетнаме в 60-х».

И вот, наконец, дорожка закончилась. Мы можем остановиться и оглянуться. Где мы? Вы не поверите — дома. А не в Афганистане и не во Вьетнаме.

Что же теперь делать всем этим политикам, аналитикам и экспертам, которые забили поиск Google неисчислимым количеством ссылок на цитаты про «second Afghanistan»? Прием им подает Дональд Трамп:
«Мы победили в Сирии» — заявил президент США при подписании оборонного бюджета во вторник, и пусть теперь хоть кто-нибудь из тех, кто предвидел второй Афганистан, попробует усомниться в том, что победили в Сирии действительно американцы. Они ведь и во Второй мировой войне победили, как мы недавно узнали от того же Дональда Трампа.

Понять нервозность президента Трампа довольно несложно. Во-первых, кто там сейчас в Афганистане сидит за высоким забором, боясь высунуть на улицу нос, все как бы знают. А во-вторых, и это куда как более важно, концепция «второго Афганистана» была одним из немногих образов будущего, объединявших демократов с республиканцами. Причем они понимали «второй Афганистан» не так, как все остальные (Россия увязает в бесконечной бессмысленной войне против всех), а именно так, как понимал «первый Афганистан» его теоретик Збигнев Бжезинский. А именно: США тайно помогают моджахедам любой природы (при этом, разумеется, называя террористов «оппозицией») для того, чтобы моджахеды не давали русским расслабиться. Моджахедов на войне в любом случае больше, чем русских — поэтому процесс можно продолжать бесконечно.

И вдруг как гром среди ясного неба: не получилось. Моджахеды не оправдали, а русские оказались проворнее и хитрее. И не полезли в наземную операцию, чего многие ждали, а ограничились авиаударами. Вот точно как США во времена операции в Югославии, отчего, конечно, еще больше обидно. Тем более, что операция России в Сирии была совершенно законной, а операция США в Югославии — категорически незаконной.

Теперь, когда такой красивый и понятный план вдруг потерпел крах из-за неожиданного решения Путина закончить войну и вывести войска, певшие в едином хоре о «втором Афганистане» демократы и республиканцы вдруг отвлекутся и с удивлением начнут смотреть друг на друга. Ничего хорошего лично для Дональда Трампа это разглядывание не предвещает. Конечно, промежуточные выборы в конгресс осенью 2018 года республиканцы и так проиграют — правящая партия исторически проигрывает их с вероятностью 93%, а сейчас в США не та политическая ситуация, чтобы рассчитывать на оставшиеся 7%. Но все же хоть какие-то точки соприкосновения с демократами не помешали бы, а теперь их, получается, вовсе не будет. История с русским допингом закончится вместе с началом Олимпийских игр в Пхёнчхане, истории с русским вмешательством в выборы для республиканцев лучше бы вообще не было, а все эти расследования связей русского истеблишмента еще неизвестно, к чему приведут. Нет, «второй Афганистан» был хорошим, надежным объединителем интересов. Но — война закончилась, все видели по телевизору. Значит, нужна новая война, а там посмотрим. Можно, например, признать Иерусалим столицей Израиля. А что Трамп объявил о переносе посольства за несколько дней до того, как Путин прилетел в Сирию — так же, всё таки, президент Соединенных Штатов Америки. Со всем их гигантским разведывательным аппаратом. Мог бы узнать о грядущем окончании войны немного заранее. Тем более, что результаты разгрома ИГИЛ были давно уже видны всему миру.

«Мы видим Россию, которая хочет быть формирующей международный порядок силой и является ей, если мы посмотрим на Сирию», — сказала на пресс-конференции в Берлине канцлер Германии Ангела Меркель. Одна из немногих политиков, которые не питали иллюзий насчет «второго Афганистана». Быть может быть именно в силу отсутствия подобных иллюзий она работает канцлером уже 12 лет, а Дональд Трамп вряд ли пересидит один срок.
RT

Previous post:

Next post: