Вот идет мальчик. И что мне делать с ним?

21/11/2017

in Реплики

В девяностые годы я работал в компании, у которой в мире был только один конкурент — компания из Германии. И во время каждой тематической конференции мы, разумеется, проводили вечера в барах, разговаривая за пивом как о нашей предметной области, так и о минувшей войне. У нас погибли деды, у наших конкурентов погибли деды. И в этих разговорах о том, где и когда кто пропал без вести, не было ни малейшего признака взаимной агрессии. В этих разговорах были только память и сожаление.

Не знаю, получился бы такой разговор сегодня. И история с выступлением в Бундестаге гимназиста из Нового Уренгоя лишнее тому печальное доказательство. В рамках школьного обмена был придуман хороший проект — немецкие школьники изучали судьбы советских солдат, погибших на территории Германии, а русские школьники — судьбы немецких солдат, погибших в России. Потом немецкие школьники рассказывали о своих исследованиях в новоуренгойской гимназии. А вот русские попали, почему-то, непосредственно в Бундестаг. Где гимназист из Нового Уренгоя и рассказал о судьбе немецкого солдата, воевавшего под Сталинградом и сгинувшего в лагере для военнопленных в Челябинской области. Школьник добрался до немецкой могилы из своего Нового Уренгоя, а это, на минуточку, две тысячи километров, и там его охватило щемящее чувство. «Я увидел могилы невинно погибших людей, — сказал он депутатам Бундестага, — среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

Роковую ошибку гимназист совершил, употребив словосочетание «невинно погибших». Потому что ни один немецкий солдат, погибший на территории СССР, конечно, не был безвинен. И все они погибли именно потому, что оказались на территории другого государства с оружием в руках.

Больше того: нет ничего плохого в том, чтобы помочь немецким могилам. Потому что в них тоже люди. Но, разумеется, делать это надо только после того, как ты сделал всё возможное, чтобы помочь своим до сих пор не погребенным солдатам.

И здесь, как ни странно, точно такие же вопросы, как к неудачно выразившемуся гимназисту, возникают и к тем, кто на него набросился с праведным гневом и обвинил в «реабилитации нацизма». Потому что достаточно поехать в любое место, где рядом находятся немецкие и советские военные захоронения. Куда-нибудь подо Ржев. И сравнить.

И только после того, как выявленные несоответствия будут устранены, можно будет предъявлять претензии к формулировкам.

Previous post:

Next post: