Неча на зеркало пенять

19/10/2017

in Статьи

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон — человек, который искренне, самозабвенно и бескомпромиссно не любит Россию. Честно говоря, он вообще ничего на нашей планете не любит, кроме своей Великобритании. Да и в Великобритании, надо признать, он любит далеко не всех и не каждого.

Путин у него — «безжалостный тиран». Барак Обама — «частичный кениец, не забывший наследственную неприязнь к Британской империи». Хиллари Клинтон — «крашеная блондинка с пухлыми губами и стальным взглядом — прямо как у медсестры-садистки в госпитале для душевнобольных». Дональд Трамп — «потрясающе невежественный тип» и «явно не в своем уме». «Асад — чудовище, страшный диктатор». Амстердам «порочен и омерзителен». «Знаменитая высокая китайская культура и искусство — лишь имитация западных форм». И «если бы мы предоставили туземцев Африки самим себе, они бы сейчас занимались исключительно тем, что уплетали бы бананы, не думая о будущем».

Это, напомню, слова человека, который теперь работает министром иностранных дел. То есть весь этот богатый багаж искромётных заявлений не помешал премьер-министру Терезе Мэй назначить его главой внешнеполитического ведомства. Это в Великобритании считается, в общем, нормальным. Политик высказывает своё мнение — что ж тут плохого? Ненормальным и плохим в Великобритании считается, когда политик высказывает своё мнение не там, где надо.

В частности, ненормальным это считает сам министр иностранных дел Борис Джонсон, на днях упрекнувший лейбористов Великобритании в том, что они позволяют себе ходить в эфир телеканала RT.

«Если изучить материалы Russia Today и принять во внимание состояние прессы в России на данный момент — позор, что члены оппозиционной партии, появляясь на этих программах, продолжают придавать такой пропаганде вес и легитимность. Члены моей министерской команды заверили меня, что никто из них этого не делает», — сказал Борис Джонсон, отвечая на вопросы парламентариев.

Ну что же, не знаю насчёт членов его, Бориса Джонсона, министерской команды. Но вот однопартийцы его, сиречь консерваторы, в эфир телеканала RT ходят не менее охотно, чем лейбористы. Криспин Блант ходит, Дэвид Эмесс ходит. Дэниел Качински, Эндрю Митчелл, Чарльз Хендри ходят. Дэвид Дэвис был, и Крэйг Уиттакер. Боб Блэкман тоже был. Не знаю, много ли скажут русскому читателю эти фамилии, но вот самому Борису Джонсону они что-то да скажут, если ему снова захочется обвинять телеканал RT в необъективности и заявлять о «состоянии прессы в России на данный момент».

Ведь все эти вышеперечисленные политики приходили на телеканал RT, наверное, не потому, что «состояние прессы в России». А наверное, совершенно наоборот, — потому что «состояние прессы в Великобритании». Ведь это не RT опубликовал в один день СЕМЬ статей о The Times. А The Times в один день в августе 2016 года опубликовала СЕМЬ статей о канале RT. В которых, например, были такие слова: «Во время ГКЧП, чтобы свергнуть его, в 1991 году президент СССР Михаил Горбачёв поддерживал связь с событиями, слушая Всемирную службу BBC». Или, скажем, такие: «Пленное население советского блока знало, что официальные СМИ кормили их ложью». Если такое происходит в главной газете страны, то что же тогда происходит в других? И куда британскому политику идти делать свои заявления? Только к русским.

Я уже обращал внимание читателей на интереснейший феномен, и очередное удивительное высказывание Бориса Джонсона — хороший повод напомнить об этом феномене. В России оппозиционных политиков упрекают во многом. В том, что они ходят на приёмы в посольства иностранных государств. В том, что они ездят на сомнительные международные конференции и принимают деньги от фондов, финансируемых американским правительством. Но я не припомню, чтобы за много последних лет русского оппозиционного политика кто-нибудь упрекнул в том, что он ходит в эфир, скажем, «Радио Свобода» или, например, BBC. А ведь они ходят! Почему же мы тут, в России, этого не замечаем?

Да потому что тут, в России, аудитория «Радио Свобода» и BBC стремится к нулю. Русская аудитория доверяет федеральным телеканалам, а кто не доверяет федеральным телеканалам — тот доверяет «Эху Москвы», «Дождю» или YouTube. Но никому и в голову не придёт получать актуальную информацию о русской политике из иностранных источников. Существующие русские СМИ предоставляют аудитории достаточный спектр мнений и аналитики.

А вот в Великобритании, видимо, всё по-другому. Раз уж местные политики так озабочены, кто ходит в эфир иностранного телеканала. Если озабочены — значит, этот канал имеет влияние. А почему иностранный телеканал имеет влияние в Великобритании? Правильно: потому что местные СМИ не предоставляют аудитории достаточный спектр мнений и аналитики. А предоставляют по СЕМЬ статей в день про телеканал RT, наполненных враньём, пропагандой и некомпетентностью.

Так что господину Джонсону надо бы искать причину своих душевных волнений не в оппозиционных политиках и не в канале RT, в эфир которого эти политики ходят. А в своих родных британских средствах массовой информации. Которые перестали быть средством массовой информации, а стали средством массовой агитации. И потому потеряли всяческую привлекательность для подданных Соединённого Королевства.

«Неча на зеркало пенять, коли рожа крива» — гласит известная русская пословица. Видимо, в Великобритании подобной пословицы нет.
RT

Previous post:

Next post: