Казус Саакашвили

06/10/2017

in Статьи

Политика, конечно, многообразна, но иногда просто диву даёшься, что с иными людьми происходит.

Взять хотя бы Михаила Саакашвили. 1 декабря 2014 года в ответ на предположение грузинских СМИ, что Михаилу Николозовичу предложен пост вице-премьера правительства Украины, политик отвечал так: «Моим приоритетом является моя страна — Грузия, только поэтому я не согласился на это предложение».

В феврале 2015 года господин Саакашвили продолжал настаивать на своих грузинских приоритетах, заявив, что готов вернуться на родину и принять участие в выборах. «Я считаю, что моя страна имеет большое будущее», — говорил Саакашвили о Грузии и тем самым объяснял свой отказ от поста украинского вице-премьера, принятие которого потребовало бы от него отказаться от грузинского гражданства.

А уже через полгода Михаил Николозович без лишних слов таки принимает украинское гражданство (тем самым отказываясь от грузинского) и становится губернатором Одесской области.

Через год с небольшим Саакашвили отправляется в отставку, а ещё через полгода с небольшим его лишают украинского гражданства.

Ну согласитесь — мало найдётся на свете людей с такой биографией. И ведь это, как говорилось в старинной рекламе, только начало.

Ещё через три месяца этот человек без гражданства проникает через границу на Украину и ставит власти страны в неудобное положение. Кажется, что стремительность, с которой развивается этот скандал, напрямую угрожает стабильности украинского режима: ещё бы, никто не даст и ломаного гроша за государство, которое не способно защитить свою границу от невооружённого человека, в случае опасности пытающегося съесть галстук.

Но, увы, инициатива оказалась утрачена. Три недели ситуация никак не развивалась, пропала из новостной повестки, как вдруг Михаил Николозович обратился в миграционную службу Львовской области с просьбой о предоставлении политического убежища (то есть гражданства).

И в этот момент яркий политик, ещё несколько месяцев, да что там месяцев — несколько недель назад представлявшийся нам ярким метеором, прилетевшим на Украину, чтобы сжечь её бестолкового президента, превращается в тыкву. А именно — в испуганного человека, изо всех сил пытающегося избежать экстрадиции в Грузию, где его ждут разные неприятные вопросы о коррупции и убийстве Зураба Жвании.

Ну хорошо, если мы можем как-то понять самого Михаила Саакашвили, то совершенно невозможно понять Петра Порошенко и весь его репрессивно-распорядительный аппарат. Негражданин почти месяц незаконно пребывает на территории государства, государство об этом знает и претерпевает различные неприятности — и ничего не предпринимает.

Существует мнение, что обострение ситуации (то есть задержание Саакашвили и его экстрадиция в Грузию) может морально ослабить Петра Порошенко, поскольку покажет, что он мятежного политика как бы боится. К тому же неизбежный скандал вокруг выдворения Саакашвили будет непременно использован его тактическими соратниками, среди которых, на минуточку, Юлия Владимировна Тимошенко. А уж как она умеет использовать скандалы в свою пользу, не мне вам рассказывать.

Но, с другой стороны, не идя на решительные (и, чего уж там, совершенно необходимые по закону) действия, Порошенко парадоксальным образом тоже ослабляется. Потому что чем дальше, тем меньше у него пространства для манёвра. Если бы он просто не пустил Саакашвили в страну — это было бы новостью на полдня. Ещё две недели назад он мог навсегда избавиться от Саакашвили, выдав его Грузии, — и это была бы новость на несколько дней. Но теперь дилемма становится куда более сложной. Предоставишь убежище и гражданство — значит, твоё собственное решение о лишении этого самого гражданства было принято незаконно. Потому что обстоятельства не исчезли: Саакашвили был лишён гражданства из-за того, что скрыл от украинских властей факт своего уголовного преследования в Грузии. Преследование остаётся.

Но если не предоставлять убежище и гражданство, то это надо бы объяснить. В том числе и спецпредставителю США по вопросам Украины Курту Волкеру, который говорит, что дело должно непременно рассматриваться в суде. А что меньше всего нужно Порошенко в его, прямо скажем, непростой политической ситуации — так это такой вот публичный суд, где Саакашвили ещё неизвестно что мог бы рассказать об экономических взаимосвязях. Он, конечно, мог бы рассказать это уже и теперь — но всё-таки сейчас он на территории Украины фигура совершенно нелегальная, и ему веры нет. А вот участник суда — это уже совсем другой статус. Не отмахнёшься.

То есть, каждый раз затягивая с решением, Порошенко погрязает в этой ситуации всё больше и больше. А избиратель-то смотрит. Избиратель всё запоминает.

Сейчас мяч на стороне украинского президента — пока миграционная служба не вынесла никакого решения, Саакашвили совершенно нечего опасаться. Ну разве что кроме того факта, что само его существование теперь представляет собой трудноразрешимую политическую головоломку для и так не очень уверенно чувствующих себя властей Украины.

А в базу сайта «Миротворец» он, если что, уже занесён.

Не дай бог, конечно, а дай бог здоровья и долгих лет жизни.
RT

Previous post:

Next post: