Длинные руки

29/08/2017

in Реплики

Мир, в котором мы живем, полон коварных опасностей. Они подстерегают нас на каждом шагу, и никогда не знаешь, что ждет тебя завтра. В прошлом году мы всем миром противостояли игре PokemonGo, в этом году — спиннерам, фильму «Матильда», и, конечно, биткойнам.

Биткойны ворвались в нашу тихую повседневность внезапно и сразу. Майнинг овладел русским мужиком так же, как когда-то владел им игральный автомат в ближайшем сельпо. Из продажи пропали видеокарты, процессоры которых позволяли добывать виртуальное богатство быстрее, чем процессоры домашних компьютеров. Счета за электроэнергию устремились в бесконечность. Страна погрузилась в цифровое безумие.

Но, как это всегда бывает во времена помутнения народного разума, на помощь русскому человеку приходит правительство. И, в целях защитить нас от информации, причиняющей вред нашему здоровью и развитию, предлагает отрегулировать хождение виртуальных валют.

«Мы предлагаем не называть это валютами, — говорит заместитель министра финансов Алексей Моисеев, — не регулировать это как валюты, регулировать как… иное имущество, классифицировать это как финансовый актив и позволить только квалифицированным инвесторам покупать и продавать их на бирже».

Ну что же, за попытку — спасибо. Но я, как вы знаете, не только теоретик, то также и практик. И у меня есть только один вопрос к заместителю министра — а КАК? Как вы собираетесь не позволить покупать и продавать криптовалюты НЕ только квалифицированным инвесторам?

Ведь криптовалюты как раз и создавались для того, чтобы не только существовать помимо всяческих регуляторов, но и не позволять всяческим регуляторам хоть как-то вмешиваться в собственное существование. Транзакции критовалют анонимны, сами виртуальные деньги не имеют никакого физического выражения и никаких обыском их попросту нельзя обнаружить. То есть, в отличие от драгоценных металлов, скажем, или оружия, оборот которых государство может контролировать, хотя у него и не всегда получается, виртуальные деньги на то и виртуальные, что их в реальном мире не существует. Классифицируй, не классифицируй — но любой школьник нажмет на кнопку, и ни один финансовый регулятор об этом вообще никогда не узнает. Потому что кнопка не банк и она не обязана отчитываться перед регулятором.

Впрочем, есть, как говорится, и хорошие новости. Если в министерстве финансов всего этого не знают — это значит, что они там биткойном не пользуются.

А это, согласитесь, уже успокаивает.

Previous post:

Next post: