Среда, Март 22, 2017

Когда-нибудь это должно было случиться. Савеловский суд Москвы прекратил действие водительского удостоверения знаменитой стритрейсерши Мары Багдасарян. В связи с ее тяжелым заболеванием. А именно — посттравматической эпилепсией с частыми приступами. Ушла, как говорится, эпоха. Положенные общественные работы Мара Багдасарян отработает, но вот новые суды с ней мы, видимо, уже не увидим.

С одной стороны, ездить по дорогам общего пользования теперь будет как-то спокойнее. А с другой стороны — вот почему у нас всё именно так, а? Вот вроде бы общественно-полезное решение принято. Но, перефразируя Ленина, по сути правильно, а по форме — чистое издевательство.

И ведь дело тут даже не в том, что диагноз Маре Багдасарян был поставлен некоей медицинской комиссией по запросу прокуратуры, внимание, без обследования самой пациентки. К врачам по-поводу эпилепсии Багдасарян никогда не обращалась. И лишь один раз, когда сотрудники ГАИ остановили ее на улице, она, сославшись на недомогание, вызвала себе «Скорую помощь». Врачи которой и сказали, что у нее предэпилептическое состояние. Но нет, дело не в этом.

А дело в том, как устроена наша судебная система вообще. Судья — лицо процессуально самостоятельное. Он может решить, что Мара Багдасарян не имеет право садиться за руль автомобиля, потому что ее манера вождения социально-опасна. Потому что она пренебрежительно относится к своей ответственности и не оплачивает административные штрафы. Потому что она не проявляет ни малейших признаков раскаяния. Да, формально она выполняет решения судов, но по не совершенно не видно, что она так больше не будет. Будет она.

Но русский судья не принимает ни одного из решений, на которое он имеет полное право. Вместо этого он вместе с прокуратурой разыгрывает эту вот нелепую комедию с заболеванием. Мара Багдасарян приносит липовый бюллетень, чтобы не ходить на общественные работы — а правосудие, действующее от имени Российской Федерации в ответ лишает ее прав ввиду липового диагноза. Вот и, что называется, поговорили.

Ну и что, глядя на всё это, подумает какой-нибудь новый герой вроде сына куриного короля на Феррари или устроивший масштабную аварию на МКАД мажор Ишаев? А он подумает так: раз у меня нет посттравматической эпилепсии с частыми приступами, то и прав меня лишать не за что. И продолжит ездить так, как он ездит.

Потому что наказание должно быть внятным и справедливым. А когда оно и не внятное, потому что должно быть отменено в случае пересмотра диагноза, чем Мара Багдасарян сейчас и займется, и не справедливое, потому что наложено не за то, за что должно было быть наложено — то это и не наказание вовсе. А профанация.

{ 0 comments }