Вторник, Март 7, 2017

Избитый сюжет о темных страстях, кипящих в маленьких, забытых богом городах не был бы столь популярен, если бы не основывался на печальном жизненном опыте. История 34-летней Евгении Чудновец, угодившей в колонию за репост трехсекундного видео с голым мальчиком — очередное и, разумеется, не последнее подтверждение этого опыта.

Евгения из тех людей, которых теперь принято называть активистами. Таким людям надо больше, чем другим, и если в большом городе их активность исчезает в броуновском движении миллионов, то в спящей провинции они мешают безмятежному течению дней. Как камень в ботинке. Именно в этом, а вовсе не в злополучном видеролике, кроется причина произошедшего с Чудновец. И именно поэтому произошедшее с ней — не эксцесс системы, а закономерный финал любого камня в ботинке. Рано или поздно этот камень будет из ботинка попросту вытряхнут.

Евгения Чудновец переехала из Екатеринбурга в 15-тысячный Катайск и решила там всё изменить. А Катайск меняться не хотел. Михаил Самуэлевич Паниковский от такого противоречия во взглядах умер. А Евгения Чудновец попала в тюрьму. Она ходила по магазинам, снимала там просроченные продукты, а видеоролики выкладывала в городской паблик «ВКонтакте». Разумеется, местным предпринимателям это не нравилось. Все же друг друга знают. Елена Летучая приехала и уехала, а эта тут всё время. Один из таких предпринимателей и подсунул Чудновец тот самый ролик, на котором вожатые местного детского лагеря воспитывают странного мальчика, который любил гулять голым. И она, активистка и правдорубка, это видео опубликовала.

А дальше в тихом омуте что-то булькнуло, и воды его сомкнулись у Чудновец над головой. В ролике не было никакой порнографии, Чудновец его не распространяла, а сделала репост (от чего, разумеется, потенциальная аудитория ролика не увеличилась) — то есть, посадили ее совершенно незаконно. Но срок дали маленький, ниже нижнего предела, предусмотренного статьей. Полгода всего. Не звери же. Так, поучить.

Но учили все вместе. Следователь катайского межрайонного отдела Следственного комитета. Городской прокурор. Государственный адвокат. Эксперт, нашедший в трехсекундном видео стоящего спиной голого мальчика детскую порнографию. Судья районного суда Катайска. Сотрудники СИЗО номер 2 города Шадринска, что в 80 километрах. И куда из Катайска наверняка позвонили нужные люди. Учили всем городом. Потому что нечего.

И хотя абсурдность дела была очевидна, решить его на местном уровне было никак невозможно. Именно потому, что местная система не желала его решать. Наоборот, она хотела посадить Чудновец. С тем, чтобы по освобождению она уехала из Катайска куда глаза глядят и перестала баламутить покой города, в котором ничего не происходило с 1774 года. Когда крестьяне местного острога подняли восстание и присягнули бродячему атаману, преподнеся ему пару пушек.

Чудновец оставалось сидеть всего два месяца, но государственная машина посчитала необходимым щелкнуть Катайское высшее общество по его сизому носу. Курганский областной суд по кассации заместителя Генерального прокурора (!) отменил скандальный приговор, о котором во всенародном прямом эфире узнали вся страна и ее президент. Это, конечно, сигнал. Но сигнал не призрачной оттепели, признаки которой с мощной лупой в руках выискивают авторы анонимных каналов на Telegram. А сигнал каждому уездному городу N.: «Не по чину берете». Потому что подобные истории не единичны. Просто о большинстве из них федеральное начальство не знает.

Воспримут ли местные Ляпкины-Тяпкины и Держиморды этот сигнал или нет, сказать трудно. Потому что президент и генеральная прокуратура далеко, а у каждого из местных начальников есть собственное начальство. Которое требует хорошей отчетности и готово за эту отчетность закрывать глаза на некоторые перегибы. Разумнее, хоть и циничнее, ожидать некоторых специальных рекомендаций по работе со средствами массовой информации. Если бы не журналисты, то сидела бы Чудновец до звонка. А не унялась бы — сидела бы дальше.

Впрочем, причин уезжать из Катайска у нее теперь только прибавилось. Одно дело — недовольство местных ларечников. И совсем другое — всероссийское позорище судьи, следователя и прокурора. И опасения возможных дисциплинарных решений. А то и кадровых. Нет, жить ей теперь в Катайске совсем не дадут. В городе, где такого не происходило последние 250 лет, призошедшее не забудут еще 250 лет. Если только там не высадятся инопланетяне или не упадет огромный астероид.

И поэтому всем таким, как Евгения Чудновец — то есть, которым больше всех надо — следует перед началом своего активизма обязательно уведомлять федеральную прессу о том, что активизм начинается. Чтобы, когда дело дойдет до суда, федеральная пресса знала, о чем рассказать президенту на очередной прямой линии.

А еще лучше и вовсе тихо дома сидеть. Потому что любой уездный город N. тишину любит.
КП

{ 0 comments }

Уездный город N.

07.03.2017 Реплики

В истории с Евгенией Чудновец, приговор в отношении которой отменил по кассации заместителя Генерального прокурора Курганский областной суд, мы должны понимать главное. Что это не история про социальные сети. Это не история про осуждение за репост и не история про широту трактовки понятия «детская порнография», под которую на сей раз попало трехсекундное видео стоящего спиной […]

0 comments Читать→