Казус Кунцмана

25/12/2016

in Статьи

Честно говоря, колумнистом быть стыдно. Не настолько стыдно, конечно, как блогером. Но тоже ничего героического. Колумнист, как и блогер, живет резонансом. Он просто обязан быть одиозным. Колумнист просыпается и думает, как бы ему шокировать публику. Засыпает и думает о том, как бы вызвать бурление масс. Колумнист даже со своей женщиной в постели думает только о том, как бы еще дать по морде общественным вкусам. Потому что общественные вкусы унылые, пошлые и, разумеется, их надо править. Резать их по живому. Смело, честно и откровенно показывать обществу правду, на которую общество трусливо закрывает глаза.

Я ведь и сам точно такой же. Вот я читаю колумниста New York Daily News Герша Кунцмана и ему прямо завидую. Он пишет, что не будет проливать слёз по убитому русскому послу Карлову. Потому что посол заслуживал смерти. Как солдат Путина, просто обязанный ответить за его военные преступления. Потому что Путин — это фактически Гитлер. А убийца посла в спину, наоборот, никакой не террорист, а вовсе даже герой. Такой же, как еврейский студент Гершель Гриншпан, убивший в 1938 году в Париже нацистского посла Эрнста фон Рата.

Я читаю это и грызу локти. Черт возьми, как же круто! Да несчастный рисователь носатых уродцев Бильжо со своей шизофренией или какой-нибудь Невзоров со своим антипоповским джихадом выглядят рядом с Кунцманом профурсетками. Сбитыми летчиками они выглядят. Отбросами на помойке. По поверженным спинам которых идет своей тяжелой поступью галактический колумнист Герш Кунцман. Человек-резонанс.

Я (заметьте, это уже третий абзац, начинающийся с «я», я бездарность), так вот, я дрожащими руками набираю в Гугле «Герш Кунцман» и, не отрываясь, читаю.

Работал в New York Post. Имел еженедельную колонку в Newsweek. В 2005 году стал редактором The Brooklyn Paper. С 2012 года работает обозревателем New York Daily News. Получил ряд наград в журналистике. Преподает журналистику в аспирантуре Нью-Йоркского университета журналистики. Является автором ряда громких статей. Нет, понимаете! Ряда громких статей!

Да мне хотя бы одну такую же громкую когда-нибудь написать! Настолько громкую, чтобы прогремела по всему миру. И чтобы министерства иностранных дел крупнейших ядерных держав требовали у меня извинений. А я бы такой отвечал: а идите вы к буйволу со всей своей ядерной триадой. В задницу себе свои ракеты засуньте. Не собираюсь я перед вами извиняться. У вас негров линчуют, у вас в администрации педофилы, тотальная слежка, полицейские массово расстреливают людей, в пустынях склады гробов и Йеллоустоун вот-вот взорвется. А еще вы нам ответите за Рокфеллеров. Что, съел, Герш Кунцман? Утерся? Теперь я буду главным колумнистом планеты!

Есть, правда, одна-единственная проблема. Как бы мне опубликовать свою шокирующую неприкрытой правдой колонку так, чтобы ее не прочитали в России. Ну вот где угодно чтобы прочитали, но только не в России. Потому что если я в России опубликую колонку про педофилическую пиццерию, повешенных негров или Йеллоустоун — меня засмеют. А если я напишу про Рокфеллеров — то и затопчут. Возможно, конечно, я и обрету толику мимолетной славы. Пятнадцать минут. Но это будет слава клинического идиота. После такой колонки меня перестанут считать колумнистом. Да меня даже в блогеры больше не пустят. Меня уволят из всех изданий, и мне придется ехать в Иркутск, пить «Боярышник». А ведь у меня семья, дети.

Это в Америке можно опубликовать колонку про то, как русские хакеры вмешиваются в президентские выборы — и при этом преподавать журналистику в аспирантуре профильного университета. Это в Америке можно написать про русские «военные преступления и угнетение, которые приводят к гибели множества людей по всему миру» — и при этом получить ряд наград в журналистике. Что и говорить — Америка свободная страна. А в России ад несвободы и мглы. Тут отчего-то привыкли придираться к словам. Тут, бывает, даже просят отвечать за слова. Не забалуешь.

Впрочем, один метод, разумеется, есть. Можно уехать. Нет меня, я покинул Расею. Мои девочки ходят в соплях. И оттуда уже, из светлого мира чистой, незамутненной свободы, ничего не боясь, писать правду про кровавого Путина, который ест на завтрак детей из Алеппо. Некоторые из русских колумнистов именно так и делают. И их иногда даже публикуют в газетах Нью-Йорка. Писать можно о чем угодно, но только обязательно о том, что русские агрессивны и представляют угрозу. Потому что если русский журналист напишет в газете Нью-Йорка, что русские не агрессивны не представляют угрозы, то тогда вообще непонятно, зачем он уехал из своей агрессивной и представляющей угрозу России в сияющий град на холме.

Впрочем, теперь я бы на месте таких колумнистов больше подобные планы не строил. Увы, ехать некуда. В Америке больше не нужны колумнисты. Да и на всей планете они больше пока не нужны. Даже в галактике. До тех пор, пока у нас есть ставший знаменитым на весь мир Герш Кунцман, Пишущий Правду Про Русских Послов(тм), а также не боящийся ядерных супердержав. Профессия колумниста закончилась, и ее закрыл Герш Кунцман.

Вот и мне, видимо, придется покинуть эту закрытую ныне профессию. И переквалифицироваться в управдомы.
Russia Today

Previous post:

Next post: