Не военный вопрос

17/12/2016

in Статьи

Высокопоставленные чиновники от ВПК снова заявили о сомнительности проекта по приобретению французских вертолетоносцев «Мистраль». Конечно, от сделки никто не отказывается, поскольку все договоры подписаны и корабли уже строятся. Но вот вопросы по поводу подписания этих договоров возникают.

Что такое вертолетоносец «Мистраль»? Это довольно большой (200 м длиной) десантный корабль, предназначенный для создания некоей военной базы на плаву. С него можно высадить десант (450 человек), на него с помощью вертолетов можно эвакуировать людей из зоны боевых действий, на нем есть госпиталь и может располагаться командный пункт. При этом этот корабль не имеет брони и его вооружение довольно условно. То есть ему хорошо бы иметь какое-то обеспечение боевыми кораблями.

Зачем нужны такие корабли? Я не большой специалист в военном деле, но логика подсказывает, что такие корабли хороши где-нибудь в Средиземном море. Ливия, Сирия — вот такие ситуации для применения «Мистралей» кажутся идеальными. Между тем вице-премьер Рогозин говорит, что «Мистрали» — плохой выбор, потому что они не могут эксплуатироваться при температуре ниже 7 градусов. А в сообщении некоего «источника в оборонно-промышленном комплексе» еще летом 2010 года говорилось: «Кроме того, мы планируем использовать этот вертолетоносец в северных широтах, во льдах. Для этого нам потребуется усилить борта корабля».

Послушайте, но куда можно высаживать десант во льдах?! Куда можно высаживать десант при температуре ниже 7 градусов? Просто географически попробуйте себе это представить. Все территории с такими температурами находятся у нас в стране. На Аляску? Тем более что оба строящихся «Мистраля» войдут в состав именно Тихоокеанского флота — об этом еще в октябре заявил заместитель начальника Главного штаба ВМФ РФ, контр-адмирал Василий Ляшок.

Ну согласитесь — довольно трудно поверить в то, что одним из приоритетов для Российской армии является военное противостояние с США. Тогда зачем они там?

Не будем гадать, ответ на этот вопрос известен давно — «Мистрали» предназначены «для обеспечения безопасности Курильских островов». Об этом весной 2010 года говорил заместитель министра обороны Владимир Поповкин. Он же говорил, что такие корабли нужны для обеспечения безопасности Калининграда.

Еще раз повторю — я не специалист в военном деле. Но логика подсказывает мне, что десантные корабли нужны для высадки десанта на чужую территорию. А не на свою, где и так уже есть оборонные сооружения и военная инфраструктура.

А вот наличие «Мистралей» в Черном море, где как раз может понадобиться решать десантные задачи, не предусматривается.

На этом странности не заканчиваются. Договор был заключен на четыре корабля, притом что у самой Франции их всего три. Причем первый из них был введен в эксплуатацию в 2005 году. А впервые о том, что с Францией ведутся переговоры о покупке «Мистралей», стало известно со слов начальника генерального штаба Макарова летом 2009 года. Понимаете? Переговоры о покупке военных кораблей начались через четыре года после начала эксплуатации этих кораблей. Четыре года — это младенчество для корабля. За четыре года довольно трудно понять — хороший это корабль или плохой. И опыта военного применения у «Мистралей» тогда еще не было. Он появился только во время кампании в Ливии.

И вот, наконец, еще одна маленькая деталь — беседа между министром обороны США Робертом Гейтсом и министром обороны Франции Эрве Мореном, опубликованная на «Викиликс». «Сделка подает неверный сигнал России и нашим союзникам в Центральной и Восточной Европе», — говорит Гейтс. Эрве Морен отвечает, что сделка не повлияет на усиление военного потенциала РФ, а следовательно, о беспокойстве по поводу безопасности речи не идет.

И, как мы видим, в нынешней ситуации «Мистрали» действительно ни на что не влияют. И министр обороны Франции знал об этом заранее.

Не знаю, как у вас, а у меня от всего этого складывается вот какое ощущение. В третий раз повторюсь — это не экспертное мнение, а именно что ощущение, которым я с вами делюсь.

Итак, некие люди заключили контракт на миллиард с лишним евро. Миллиард с лишним евро — это большой, вкусный куш. В миллиарде с лишним евро заинтересованы многие. В нем заинтересованы посредники, получающие большую комиссию. В нем заинтересованы французские подрядчики, которые могут откатить, а могут и иметь в составе своих акционеров заинтересованных лиц из России. В нем заинтересованы и французские чиновники, разумеется. Тем более — в кризис. Однако Франция — член НАТО, и так просто она бы современный военный корабль не продала. Поэтому французских чиновников успокоили: не переживайте, «Мистрали» не будут действовать в зоне ответственности НАТО. То есть — в Черном и Средиземном морях. Мы их, конечно, на вооружение примем, но засунем в такую дыру, где они будут попросту бесполезны.

И именно на этих условиях договор был подписан.

То есть, как это обычно бывает в России в последние годы, мы имеем дело вовсе не с военным вопросом, а с простым миллиардом.

Ну как всегда.
ИЗВЕСТИЯ

Previous post:

Next post: