Понедельник, Сентябрь 12, 2016

Теорема о бесконечных обезьянах гласит, что абстрактная обезьяна, ударяя случайным образом по клавишам пишущей машинки в течение неограниченно долгого времени, рано или поздно напечатает любой наперёд заданный текст. И поскольку у нас нет ни неограниченно долгого времени для наблюдения, ни пишущей машинки с подобным ресурсом, мы проводим эксперименты скромнее. Некие энтузиасты создали проект CrowdSound, поставивший себе целью написать музыкальное произведение с помощью краудсорсинга. Краудсорсинг, если кто не знает — это когда какую-нибудь задачу решают с помощью большого количества бесплатных помощников. И вот, внимание, 67 тысяч таких вот бесплатных помощников из 147 стран мира взялись написать музыку.

Решение о том, какая нота будет следующей, принималось с помощью голосования. Причем если в самом начале эксперимента для добавления ноты в куплет она должна была набрать 50 голосов, то когда взялись за припев и финал, проходной порог установили уже в 100 голосов. И, в конце концов, мелодия, состоящая из 350 нот, была создана.

И вы знаете, я вам честно скажу: когда вы прослушаете эту мелодию, вы сразу же поймете, чем президентская форма правления лучше парламентской.

Потому что более унылую, тягомотную и бессмысленную мелодию трудно представить. А в том самом финале, где каждая нота должна была набрать по 100 голосов, одна и та же фраза из 7 нот повторяется, внимание, 24 раза. Нет, вы слышите? 24 РАЗА!! То есть эти люди, в количестве не менее ста, 168 раз голосовали за то, что уже было до этого. 168 раз на 100 человек — это почти 17 000 голосов! Мэра можно выбрать городе среднего размера с таким количеством голосов!

Нет, такая музыка нам не нужна. Нам нужна музыка, которая написана человеком, у которого есть главное, что нужно для написания музыки. То есть — талант. Знание теории музыки тоже, конечно, не помешает, но если без знания этой теории можно написать хорошую песню, то без таланта хорошую песню никак не напишешь.

А таланта по голосованию не бывает. И поэтому абстрактная обезьяна, быть может, и сможет рано или поздно напечатать любой наперед заданный текст — но только любой наперед заданный. А сама она за любое бесконечное время «Войну и мир» не напишет.

Как и никакой парламент, сколь бы бесконечно долгое время он ни заседал, никогда не создаст ни один хороший закон.

Хотя проголосовать за любой наперед заданный сможет.

{ 0 comments }