Страх архитектора

14/07/2016

in Реплики

Некоторые из нас еще в школе знали, чем мы будем заниматься, когда вырастем. Некоторые знали, но совершенно не предполагали, чем они действительно станут заниматься. А многие люди и не знали, и не предполагали, и вообще смутно понимают, чем они занимаются и зачем. А между тем это имеет существенное значение. И хотя самой опасной профессией до сих пор считается профессия шахтера, и это как-то понятно без доказательств, существуют и другие критерии оценки опасности профессий, о которых мы не задумываемся.

А некоторые ученые задумались, и оказалось, что самыми опасными являются работы в сферах продаж, технического обслуживания и службах поддержки. И вовсе не потому, что к ним в офис, бывает, врывается вооруженный маньяк. А потому, что они ведут малоактивный образ жизни, вследствие чего подвержены ожирению, гипертонии, инфарктам и инсультам.

Ожирением страдают большинство полицейских и пожарных, водители много курят, офисные клерки и адмнистраторы плохо питаются.

У тех же, чья работа не связана с неподвижностью, тоже не всё хорошо. Среди рыбаков и работников сельского хозяйства, оказывается, самый высокий уровень самоубийств. Чуть отстают от них строители и, как это ни удивительно, архитекторы.

Разумеется, все вышеприведенные данные касаются жителей США, ибо там и были проведены все исследования. Но вряд ли мы от них отличаемся каким-то особенным образом, тем более, что у всех этих сердечно-сосудистых опасностей есть вполне себе объективные, вызывающие доверие причины.

А ведь Владимир Владимирович Маяковский учил нас, что все работы хороши. И вот вдруг оказывается, что это не так. И даже уровень образования и дохода не гарантируют спасения — ведь что такого, казалось бы, стрессового в жизни у архитекторов?

Так что как ни крути, а идеального выбора нет. Остается заниматься тем, чем по жизни пришлось заниматься, и со смирением ждать неизбежного.

И, разве что, успокаивать себя мыслью о том, что даже уровень смертности среди шахтеров не идет ни в какое сравнение с уровнем смертности среди президентов США. Из которых умер почти каждый пятый, причем половина из них — не своей смертью.

Previous post:

Next post: