Причинно-следственные связи

14/06/2016

in Видео реплики

Около двух часов ночи 12 июня в гей-клубе Pulse американского города Орландо, штат Флорида, раздались выстрелы. Спустя некоторое время стало известно, что неизвестный вооруженный мужчина захватил заложников. Через три часа полиция отчиталась о ликвидации злоумышленника. А еще чуть позже стали известны масштабы произошедшего — 50 человек убиты, 53 ранены. Даже для Америки, где подобные шутинги — явления, увы, регулярные, произошедшее стало шоком. Такого количества жертв никогда еще не было. В 2007м в кампусе университета Virginia Tech погибли 32 человека, а в 2012м в средней школе Sandy Hook — 27. Но 50, да еще не в традиционном для подобных преступлений учебном заведении, а в гей-клубе — это сразу же вызвало подозрения в террористической природе трагедии.

Подозрения быстро нашли подтверждение. Оказалось, что нападавший по имени Омар Матин родился в семье выходцев из Афганистана. Его отец, Седдик Матин, ведет на YouTube канал, где публикует собственные выступления в поддержку движения «Талибан». ФБР рассказало, что убийца уже трижды попадал в их поле зрения. А конгрессмен Адам Шифф со ссылкой на спецслужбы сообщил, что перед бойней Омар Матин позвонил по номеру 911 и принес присягу запрещенному в России «Исламскому государству». Да и само «Исламское государство» в одном из своих твиттер-аккаунтов разместило чью-то фотографию с подписью: «Человек, совершивший нападение на ночной клуб во Флориде». То есть, как бы взяло ответственность на себя.

И вот уже кандидат в президенты от республиканцев Дональд Трамп заявляет, что Барак Обама должен уйти в отставку, потому что в своем заявлении об этой трагедии он не произнес слов «радикальный ислам».
Между тем есть, как говорится, нюансы. Да, родители Омара Матина приехали из Афганистана, но сам он — американец. Его отец действительно сочувствует Талибану, но не как религиозной организации, а как силе, которая сможет объединить пуштунов, разделенных принудительно проведенной границей между Афганистаном и Пакистаном. ФБР за те три раза, что они обращали свое внимание на Матина, никаких доказательств его связи с террористами не нашли. А о том, что убийца звонил и присягал «Исламскому государству», мы знаем из третьих рук. Да и само «Исламское государство», если честно, ничего такого в своем твиттер-аккаунте не написало. Да и чья там висит фотография — не очень понятно.

Бывшая жена Омара Матина рассказывает, что он совершенно не был религиозным человеком, а вот психом, регулярно бьющим жену — был. А отец его рассказал, что несколько месяцев назад Омар увидел в Майами целующихся на глазах у его нынешней жены и сына мужчин, и это произвело на него тяжелое впечатление.

Ну то есть нет ничего однозначно доказывающего, что Омар Матин был именно религиозным террористом, а не очередным американским психопатом, сдвинувшемся на свободной продаже любого оружия. Как, впрочем, нет и ничего, однозначно доказывающего, что не был.

Но вот что во всем этом интересно. За двое суток до расстрела в гей-клубе Pulse, в Орландо после концерта застрелили раздающую автографы 22-летнюю певицу Кристину Гримми, одну из финалисток популярного музыкального телешоу. Далеко не суперзвезду, однако резонанс от преступления был таков, что вышел за пределы США, где о существовании такой певицы вообще никто не подозревал. Убийца Кристины Гримми, 27-летний Джеймс Лойбл, приехал в Орландо специально для совершения преступления из отстоящего за 125 миль города Сент-Питерсберг. А через два дня в Орландо же специально для совершения преступления из отстоящего за те же 125 миль города Порт Сент-Люси приехал 29-летний Омар Матин. Можно, конечно, посчитать это простым совпадением. А можно представить себе ненавидящего всё гомосексуальное психа, который смотрит по телевизору на постоянно повторяющиеся фотографии Кристины Гримми и ее убийцы. На красиво сияющие в темноте всеми красно-синими огнями полицейские машины. На горе поклонников и всеобщий ажиотаж журналистов тут, совсем рядом, в Орландо. И ведь такой же простой парень, из такой же провинциальной флоридской дыры. А прославился на весь мир.

Ну и как тут не подумать: «Тварь я дрожащая, или право имею?»

А уж присягал ли при этом псих «Исламскому государству», позвонив по телефону 911 — дело, согласитесь, десятое.

До свидания.

Previous post:

Next post: