Пятница, Май 8, 2015

Мы редко задумываемся о том, сколь близко от нас находятся те или иные исторические события. А когда задумываемся — удивляемся. Я родился в 1971м году и для меня Великая Отечественная очень долгое была чем-то очень далеким. Чем-то из фильмов и книг, но не из реальной жизни. Пока я вдруг не подсчитал, что день моего рождения отделяет от Дня Победы всего двадцать шесть лет. Да, для двадцатишестилетнего это — вся жизнь. Но для меня нынешнего это всего лишь время, прошедшее после окончания школы. А оно было, кажется, только вчера.

И вот когда ты вдруг понимаешь, что на самом деле великая война была совсем рядом, и ее следы были повсюду, просто ты этого не помнишь, потому что был еще мал — к этой войне начинается совсем другой интерес. Ты едешь в Ржев, едешь в Мясной бор, пытаешься попасть на полуостров Рыбачий — туда, где до сих пор можно почувствовать дыхание этой войны. Ты начинаешь покупать книги, читать мемуары и, разумеется, расспрашивать своих родителей о деталях.

И чем дальше — тем легче все это делать. Количество посвященных войне исследований, опубликованных за последние годы, кажется, уже превосходит всё то, что было опубликовано в СССР. На радио существуют посвященные войне тематические передачи, они идут годами и темы для них не иссякают. Гости рассказывают свои семейные истории, зачитывают письма с фронта. Но самое главное — в интернете появились огромные базы данных и знаний, созданные при непосредственном участии Министерства обороны и военных архивов. Десятки миллионов записей об участниках войны, о награждениях, о потерях и захоронениях. Детально, с интерактивными картами, составом подразделений и поименным списком участников этих подразделений описаны десятки, если не сотни боевых операций. Письма, фотографии, документы, журналы боевых действий — все стало настолько рядом, что окажись подобное в моих руках раньше, близость недавней войны не стала бы таким удивлением.

Некоторые люди говорят, что память о войне размывается. Нет, она наоборот — кристаллизуется. Фиксируется и систематизируется. Потому что ветераны уходят — но память о войне не может уйти.

Мы не позволим.

{ 0 comments }