Вторник, Май 6, 2014

Законодательный конвейер подобен большому прокатному стану. Он так же беспощаден и неостановим. Только что Совет Федерации одобрил закон о запрете использования в литературе и искусстве таинственной «нецензурной брани», как Государственная Дума уже готовит новый шедевр. На сей раз речь идет о запрете пропаганды, цитирую: «насилия и жестокости, под которыми понимаются распространение информации, формирующей у ее потребителей установок и стереотипов агрессивного, насильственного поведения, побуждающей их к насилию по отношению к людям и животным или к совершению других преступлений, в том числе через романтизацию или героизацию насилия, жестокости и преступного образа жизни.»

Ну что же, законодательное регулирование содержания литературных произведений у нас уже, можно сказать, этап пройденный. О существовании 29й статьи Конституции, в пункте первой которой сказано, напомню: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова» уже даже не вспоминают. Что ж, быть может произведения ученика Ломоносова Ивана Баркова, стихи Пушкина, сказки Афанасьева, публицистика Солженицына действительно не для всех. И действительно, матерные слова их них следует вымарать, как вымарывают американцы слово «негр» из произведений Марка Твена невзирая ни на какую первую поправку к своей Конституции.

Но если мат еще хоть как-то можно формализовать, что такое «романтизация или героизация насилия и жестокости» — это, извините, за гранью моего понимания. Повесть временных лет, где описано то, как княгиня Ольга живьем закапывает и сжигает древлян — это романтизация насилия? Да что там княгиня Ольга, тем более, что сжигать людей живьем, как мы теперь знаем, укоренилось в украинской традиции. А вот например, страшно сказать, любое произведение про войну — это героизация насилия и жестокости? Ведь нельзя же отрицать, что там было полно и насилия и жестокости.

Роман «Моби Дик» — это романтизация насилия по отношению к животным. А кинокартина «Годзилла»! Впрочем, что это я только про тлетворное влияние запада! Возьмем, к примеру, Змея нашего с вами, Горыныча! Язык не поворачивается сказать, что делает с ним Добрыня Никитич. А до того, кстати, детенышей его всех убил.

Вот честное слово — каждый раз я говорю, что даже интересно, что они придумают в следующий раз. И каждый раз действительно превосходит все ожидания.

{ 0 comments }