Не верю

11/04/2014

in Реплики

Среди финансистов и биржевых спекулянтов существует традиция называть большие обвалы котировок черными днями недели. Черный вторник, черный четверг. А вот день 7 апреля стал черным понедельником, правда не для финансистов и биржевых спекулянтов, а для перспективного русского автопрома.

Сначала стало известно, что группа «Онэксим» решила закрыть проект по созданию гибридного Ё-мобиля. Все разработки переданы государству за символическую цену в один почему-то не рубль, а евро. Но этого печального известия как будто бы мало! В тот же день стало известно, что без всяких официальных объявлений тихо скончался проект по созданию суперкара Marussia, более известного в нашей стране как «Маруся».

Вот так в один-единственный день весь перспективный русский автопром превратился в труху.

Это крушение было неизбежным с самого начала, когда было объявлено о создании уникальных автомобилей. Потому что все известные мне успешные проекты создания чего-либо подразумевают такую последовательность: сначала создание — потом презентация. В России же принято делать совершенно наоборот: сначала объявляем о создании убийцы iPhone, убийце Ferrari или, скажем, народного автомобиля. И только потом начинаем думать, как нам его сделать.

Вот посмотрите — Китай. Без всяких объявлений они берут чужую машину, разбирают ее, смотрят, как она устроена, и пытаются повторить. Сделали, посмотрели, что не работает — усовершенствовали. И так, модель за моделью, год за годом постепенно появляется машина, которая и китайская, и едет при этом.

Мы — не такие. Мы говорим, что всё сделаем сами. С нуля. Ведь у нас великая инженерная школа. Мы в космос первые полетели. Но ведь, напомню я вам, мы сначала полетели в космос, а только потом рассказали об этом. А теперь мы объявляем о том, что собираемся лететь на Марс, и только потом начинаем думать даже не о том, как полететь, а — зачем нам на Марс?

Честно скажу — мне Ё-мобиль жалко. И «Марусю» мне тоже жалко — ведь однажды я даже видел ее на дороге, и выглядела она очень круто. И я надеюсь, что однажды найдутся другие Михаилы Прохоровы и Николаи Фоменко, которые рискнут.

И я заклинаю этих людей: пожалуйста, не делайте никаких объявлений!

Мы всё равно не поверим.

Previous post:

Next post: