Тайная сторона силы

07/04/2014

in Видео реплики

На Украине завершилась регистрация кандидатов на досрочные выборы президента, назначенные на 25 мая. Из 46-ти подавших заявления зарегистрированы 23 человека разного политического веса, от бывшего премьера Юлии Тимошенко и олигарха Петра Порошенко до врача Майдана Ольги Богомолец и лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша.

А вот киевского электромонтера Дарта Алексеевича Вейдера не зарегистрировали. По официальной версии — за нарушения при оформлении документов. Но, кажется, настоящая причина кроется вот в этих словах представителя украинского ЦИК Игоря Жиденко: «Могло показаться, что это невинная шутка. Но за эту шутку кто-то заплатил два с половной миллиона гривен. Кто-то, кому выгодно превратить выборы президента Украины в фарс.»

Ну что же, вполне может быть, что заплатившее за участие Дарта Вейдера в выборах таинственное ООО «Темная сторона силы» действительно хотело бы превратить выборы в фарс. Но и без владыки ситхов, обещавшего превратить Украину в галактическую империю, к этим выборам есть ряд вопросов.

И самый главный из них: а кем, собственно, собираются избираться все кандидаты на этих выборах?

Дело в том, что на Украине бывали разные президенты. Бывали такие, как Кучма и Янукович. А бывал и такой, как Ющенко. Разница между ними состояла в уровне полномочий. Если в двух словах — то тем, кто именно формирует правительство.

Существующая Конституция Украины была принята в 1996-м году и декларировала, что кандидатуру премьер-министра предлагает парламенту президент. В 2004-м году, во время Оранжевой революции, по настоянию Леонида Кучмы была проведена Конституционная реформа — то есть, полномочия по формированию правительства перешли от президента к парламенту. Это привело к тому, что за один президентский срок Виктора Ющенко на Украине сменилось четыре правительства. И ничего больше в стране за этот срок, в общем-то, не произошло.

В 2010-м году, после избрания Виктора Януковича, Конституционная реформа была отменена, и Украина опять стала президентской.
И вот наступило 21 февраля 2014-го года. Янукович и оппозиция подписывают соглашение об, следите за руками, отмене отмены Конституционной Реформы. То есть — за возвращение Конституции к состоянию 2004-го года, при котором правительство формируется коалицией парламентских фракций. Менее чем через час после подписания соглашения Рада голосует за законопроект. Янукович должен подписать его в течение суток, то есть — до вечера 22 февраля. Однако уже днем 22 февраля Рада принимает постановление о том, что Янукович самоустранился и на Украине больше нет президента. На следующий день временным президентом назначают спикера Рады Александра Турчинова, и только 25-го февраля, через 4 дня после голосования, Турчинов наделяется полномочиями подписывать законы.

Я сейчас не говорю о том, что не была проведена процедура отстранения Януковича от власти, что законом Украины не предусмотрены временные президенты, что вместо экспертизы конституционных поправок в Конституционном суде этот самый суд был разогнан. Нет. Я просто интересуюсь — а кто-нибудь вообще понимает, принят ли на самом деле закон об изменении Конституции? То есть, еще более просто — кто-нибудь понимает, какая сейчас на Украине действует Конституция?

Это нетривиальный вопрос. Никто из известных мне экспертов по Украине не смог сходу ответить на этот вопрос. Более — на сайте Верховной Рады в одном месте опубликован один текст Конституции, а в другом месте — совсем другой текст.

Вот в этих условиях, когда мало кто понимает, какая действует Конституция, и возникает тот самый, заданный мной выше вопрос: кем именно собираются избираться все эти зарегистрировавшиеся для участия в выборах люди? Вот не Дарт Вейдер, а, скажем, Юлия Владимировна Тимошенко. Она совершенно не похожа на политика, который согласится быть слабым президентом при сильном парламенте. Представьте себе ее не отдающей приказы, а собирающей круглые столы с лидерами парламентских фракций, как это делал Ющенко. Не можете представить? Вот и у меня, признаться, тоже не получается.

Но ведь она идет на эти выборы. И, вполне может быть, она знает что-то такое, чего пока не знаем ни мы, ни эксперты.

Ни даже Дарт Вейдер.
ИЗВЕСТИЯ

Previous post:

Next post: