Среда, Март 12, 2014

Известная поговорка гласит: что русскому хорошо, то немцу смерть. Понимать ее можно по-разному. Кто про генерала Мороз вспоминает. А кто и про воблу, при виде которой любой бюргер на Октоберфесте падает в обморок. И вот вам еще один пример в копилку таких пониманий.

Президент спортивной конфедерации Германии Альфонс Херманн поблагодарил за помощь Союз биатлонистов России. Оказывается, машина для подготовки лыж, которую немцы привезли на Олимпиаду в Сочи, сломалась. Немцы обратились к австрийцам — те отказали. Немцы — к швейцарцам. Те тоже не помогли. А вот русские свою машину немцам отдали. На целую ночь. За это время немцы сумели подготовить для своих спортсменов 40 пар лыж.

«Надо понимать, что русские помогли своим прямым конкурентам, — говорит Альфонс Херманн, — Они дали нам возможность выступить на соревнованиях в полную силу.»

А вот вам другой случай.

Бывший чемпион мира по бобслею Мануэль Мачата дисквалифицирован Немецкой федерацией бобслея и санного спорта на один год и оштрафован на пять тысяч евро. А знаете — за что? Цитирую: «за причинение вреда интересам Федерации». Оказывается, немецкий спортсмен, не попавший на Олимпийские игры в Сочи, отдал лезвия от своего боба русскому спортсмену Александру Зубкову, а тот возьми да и выиграй. И вот теперь немецкие спортивные власти считают, что Мачата нарушил интересы немецких спортсменов, которые в Сочи не выиграли в бобслее совсем ничего.

«Конечно, мы знаем, что и раньше спортсмены обменивались и лезвиями, и даже бобами, — сказал президент немецкой федерации бобслея Андреас Траутманн, — Но я всегда был против этого.»

Вот вы скажете: какое же лицемерие! Вы спросите: как же тогда понимать слова президента спортивной конфедерации Германии Альфонса Хермаанна, сказанные им в благодарность русским лыжникам? Вот эти слова, цитирую: «Данная история свидетельствует о том, что в современном спорте есть место не только деньгам и амбициям, но и нормальным человеческим отношениям».

А я вам отвечу: понимать надо так: Что русскому хорошо — то немцу смерть. И по другому — никак.

{ 0 comments }