Vertu Hi

16/01/2014

in Реплики

Россия стремительно гуманизируется. На свободу из мест заключения вышли участницы Pussy Riot, сельский учитель Илья Фарбер и даже Михаил Ходорковский. Отпущены восвояси участники рейда Greenpeace на нефтяную платформу «Приразломная». Амнистированы некоторые участники так называемого «Болотного дела».

И если вы думаете, что все это — предолимпийская суета, то вы ошибаетесь. Гуманизация — это государственная стратегия. В правительстве подготовлено постановление об утверждении государственной программы «Юстиция», рассчитанной на шесть лет. Два с лишним триллиона рублей! Из которых почти триллион девятьсот миллионов предназначены именно для, цитирую: «Регулирования государственной политики в сфере исполнения уголовных наказаний».

Потратить эти гигантские деньги предлагается на разные цели. Вот основные: реформирование системы учреждений исполнения наказаний в виде лишения свободы, обеспечение международных стандартов обращения с осужденными и лицами, содержащимися под стражей; развитие системы наказаний, альтернативных лишению свободы; обеспечение адаптации бывших заключенных на свободе. А кроме этого, внимание: повышение социального статуса сотрудников уголовно-исполнительной системы и престижа службы в исправительных учреждениях.

Ну что же, это прекрасно! Да что там прекрасно — такого же вообще никогда не было! В России сейчас сидят 565 тысяч человек. То есть, на каждого из них придется по, внимание, три миллиона триста шестьдесят тысяч рублей. По сто тысяч долларов. Ну, конечно, что-то уйдет на повышение социального статуса надзирателей и престижа их тяжелой профессии. Но все равно, деньги достойные!

И я очень рад принятию этой важнейшей гуманитарной программы. Вот одного только я понять никак не могу.

А именно: зачем все эти триллионы рублей нужды для того, чтобы обеспечить те самые «международные стандарты обращения с осужденными»? Зачем нужны миллиарды для того, чтобы не издеваться над заключенными? Ну казалось бы — возьми и перестань издеваться. И начни обращаться с ними как с людьми. Для этого ничего, кроме совести, в общем, не нужно.

Впрочем, раз уж совести не хватает — то, я надеюсь, хотя бы деньги помогут.

Previous post:

Next post: