Правдами и неправдами

30/09/2013

in Видео реплики

В обшарпанном суде города Мурманска арестованы три десятка членов экипажа ледокола Arctic Sunrise, принадлежащего экологической организации Greenpeace. Высадившиеся с этого ледокола люди пытались подняться на нефтяную платформу «Приразломная», работающую на шельфе юго-восточной части Баренцева моря. Следственный комитет обвинил экологических десантников в пиратстве. В том числе и известного в журналистской среде фотографа Дениса Синякова, который во время высадки занимался своей профессиоей — фотографировал.

Арест фотокорреспондента вызвал большой резонанс. Ну ладно там отмороженные экологические активисты, но журналист-то причем? Однако правосудие — машина бездушная. И согласно федеральному закону о средствах массовой информации, журналистом считается или сотрудник зарегистрированного СМИ, или же человек, у которого есть задание от зарегистрированного СМИ. Сотрудником зарегистрированного в России СМИ на момент ареста Денис Синяков не являлся. Он работал на Greenpeace International, а эта организация средством массовой информации не является.

На самом суде фотограф пояснил, что он — фотограф. То есть просто снимал происходящее, не являясь его участником. По чьему заданию он это снимал, Синяков не пояснил.

Сразу же после ареста издание Газета.Ру опросила предыдущих работодателей Синякова. Агентство Reuters сообщило, что Денис ее работает у них уже больше года, а издание Лента.Ру сказало, что Синяков раньше работал их внештатным корреспондентом, но на «Приразломную» они его не посылали.

То есть получалось, что согласно статье 52 российского закона о СМИ Денис Синяков не обладал статусом журналиста, а, следовательно, ничем не отличался от всех остальных пассажиров ледокола Arctic Sunrise. И именно поэтому он был арестован, а не отпущен как журналист, исполнявший свой профессиональный долг.

И вот тут началось самое интересное. Журналисты выразили свое возмущение. Через два часа после ареста своего внештатного фотографа главный редактор «Ленты.Ру» завила, что Синяков действовал по заданию редакции. И что все соответствующие документы переданы адвокатам фотографа.

Почему же Денис Синяков не сообщил судье, что работал на Ленту.Ру? Почему не предъявил документы?

Я не знаю. Может быть не хотел. Но на утро после ареста появилось открытое письмо главных редакторов и журналистов нескольких крупных российских средств массовой информации, где было сказано так: «Синяков является внештатным журналистом «Ленты.ру», НЕСМОТРЯ НА ЭТО суд выбрал для него такую же меру пресечения, как и для активистов Greenpeace, героев его репортажа.» Конец цитаты.

Это, как следует из вышесказанного, враньё чистой воды. Суд ничего не знал о том, что Синяков является внештатным журналистом Ленты.Ру. Потому что Синяков суду об этом не говорил. И суд никак не мог смотреть на это, а значит фраза «несмотря на это» — откровенная ложь.

И вот под этой ложью подписались больше десятка главных редакторов ведущих российских средств массовой иформации и несколько десятков журналистов, которым принято доверять. Элита профессии. Они подписались под этой ложью не от незнания, нет — история с отсутствием редакционного задания у Синякова была известна и до письма. Они подписались под этой ложью потому, что Денис Синяков — хороший, компанейский парень, профессионал, с которым знакомо большинство подписантов. Они просто защищали своего. Что же тут странного? Использовали ложь во спасение. Святое дело, сами понимаете.

Однако после этого возникает логичный вопрос к журналистам: а чего ж вы тогда возмущаетесь, что полицеские своих защищают? Или чиновники? Или депутаты Государственой думы? У всех свои методы. Вы пишете вральные открытые письма и в знак протеста публикуете пустые места вместо фотографий — а они скрывают преступления своих сослуживцев или раздают бюджетные подряды родственникам.

Все при своих. Все защищают своих. Бороться за правду правдами и неправдами.

Жаль только, что день открытого письма и пустых фотографий прошел, а фотограф остается в СИЗО города Мурманска.

А всего-то стоило действительно выдать ему редакционное задание.

И не врать.

Previous post:

Next post: