Агент Смит

02/08/2013

in Статьи

Эдвард Сноуден покинул транзитную зону аэропорта «Шереметьево». США бессильно брызжут слюной, русские делают простое лицо. Между тем до сих пор неотвеченным остается самый первый из возникших вопрос: Сноуден — это вообще кто? Идиот в мышкинском понимании этого слова? Идиот в клиническом понимании этого слова? Агент ЦРУ? Агент ФСБ? Агент китайских спецслужб? Что ему вообще надо, этому Сноудену?

Я страх как не люблю использовать в статьях вопросительные предложения, тем более в таком количестве и подряд, но для поисков ответа на эти вопросы их надо хотя бы предварительно сформулировать. А потом посмотреть на них и попытаться понять, чего во всём этом не хватает.

А не хватает во всём этом реакции второй стороны. Сноуден разоблачает правительства, которые пытаются контролировать пользователей крупнейших интернет-сервисов. Правительства ненавидят Сноудена. А интернет-сервисы? Интернет-сервисы чего-то там пробубнили типа «мы ни причем» — и всё. Причем надо заметить, что интернет-индустрия такая молчаливая не только в Америке, но и в России. Заметьте, что законы об ограничении интернета у нас принимаются на конвейере — а интернет-индустрия в общем случае просто молчит.

И вы знаете, если бы я был представителем интернет-индустрии — я бы тоже молчал. Потому что интернет-индустрии все эти ограничения — что дробина слону. Интернет-индустрия понимает, как устроена Сеть, а депутаты Государственной Думы — не понимают. Но вот в случае, когда к тебе приходят спецслужбы и говорят: отдай пользователей — тут понимания устройства Сети мало. Тут нужно что-то другое.

Давайте представим себе, что Сноуден — это агент интернета. И целью его разоблачений является давление интернета как такового на государства.

Погодите смеяться. Задумайтесь. Вот что такое Facebook, например? Это миллиард человек. Это Индия, черт побери. Целая Индия! Что такое Apple? Это сотни миллионов людей, связанных невидимыми, но очень прочными узами с инфраструктурой компании. Что такое Microsoft? Это все офисные компьютеры в мире. Google — это, собственно, главная точка входа в интернет и крупнейшая в мире электронная почта. Да, у всех этих транснациональных мегакорпораций нет ядерного оружия — но, поверьте, у них есть средства управлять любым чужим ядерным оружием. Просто потому, что они понимают в том, что передается по проводам, лучше, чем любое правительство в мире.

То есть, мы с вами имеем дело со структурами, имеющими масштаб крупнейших государств мира, способными управлять любого рода информацией и контролировать любые информационные потоки. Могут главы этих корпораций иметь между собой некие картельные взаимоотношения, антагонистичные интересам традиционного государства? Попробуйте докажите, что нет.

Любое государство это, разумеется, понимает. И любое государство хочет контролировать то, что происходит внутри технологических корпораций (хотя, как я уже отметил выше, наверняка не имеет интеллектуального ресурса, достаточного для того, чтобы понимать, что там происходит). И вот когда наиболее мощное из таких государств слишком уже распустило руки — интернет в лице своих нынешних транснациональных корпоративных распорядителей запустил Сноудена.

Эта версия не объясняет затейливого путешествия Сноудена и выводит за скобки еще одного потенциально мощного игрока на надгосударственном информационном пространстве — стихийного анонимуса. Но, как и в реальном мире, в мире виртуальном вполне может существовать некая Аль-Каида, хоть и не способная противостоять индустрии на системном уровне, но вполне могущая устроить какое-нибудь 11 сентября для форсу бандитского.

И в рамках этой концепции уникальная (в том смысле, что раньше такой не было) реакция русской интернет-индустрии на «антипиратский закон» говорит нам о том, что этим законом государство впервые попыталось ограничить надгосударственный суверенитет «В Контакте», Mail.Ru и Yandex. Вот реестр сайтов про педофилию — это пожалуйста, это метагосударство не трогает. А проникновение внутри социальных сетей — это уже извините. Тут у нас своя территория, своя конституция, свои президенты.

Сейчас всё это может показаться довольно надуманным, однако проблема существует и ее масштабы уж точно со временем не уменьшатся, а именно: в мире уже сейчас существует то, о чем писали фантасты в пятидесятых. Транснациональные мегакорпорации, контролирующие миллиарды людей. Со своей транснациональной инфраструктурой, со своим энергообеспечением и превосходящие традиционные государства по интеллектуальной и технологической мощи. Правда, фантасты рисовали нам одну такую корпорацию в каждом романе, а мы имеем их несколько. В районе десятка.

Но десяток — это все же не двести с лишним стран мира с собственными «национальными интересами», коррупцией и таможенными барьерами. Такая структура значительно эффективнее традиционной. А это значит, что неизбежное отмирание традиционного государства — это лишь вопрос времени.

Одного только хочется: лишь бы войны никакой не было.

Впрочем, я же писал — они вполне могут отменить любую войну.
ИЗВЕСТИЯ

Previous post:

Next post: