Пятница, Май 24, 2013

Нет, недаром правозащитники обвиняют Россию в изоляционизме. Действительно — что это мы с вами только про Государственную Думу? Как будто других парламентов с веселыми законами в мире не существует.

Да вот возьмем хотя бы сейм Латвии. Когда еще он принял законы «О акте регистрации» и «О государственном языке»! А истинные последствия раскрываются только сейчас.

Вот, например, родился у семьи в Лиепае сын. И родители решили назвать его Мирон. Отец новорожденного пришел в ЗАГС с заявлением, однако там говорят: по закону нельзя. По закону можно только Миронс, с буквой ЭС на конце. Отец ребенка не хочет — уж больно это Миронс похоже на латышское слово «миронис», которое означает «покойник».

Так и бодаются вот уже два с половиной месяца — ЗАГС не хочет Мирона, родители не хотят Миронса. В результате у ребенка до сих пор нет имени и документов, а, следовательно, нет пособия по рождению, нет пособия по уходу за ребенком, нет медицинской страховки. Прививки не сделать, в детский сад не попасть. С делом разбирается суд.

Приблизительно в то же самое время, когда в Лиепае родился маленький Мирон, в ЗАГС Ленинского района Челябинска пришел человек по имени Вячеслав, и написал заявление о смене имени на Йешуа Бен Мариам Эль Машиах, то есть — Иисус, сын Марии, Мессия. И что же? Наш суверенный ЗАГС молча выписал ему новые документы.

А теперь давайте сравним позиции Латвии и России в так называемом «индексе демократии», составляемом журналом Economist. В опубликованном недавно рейтинге за 2012-й год Латвия находится на 42-м месте среди всех стран мира с диагнозом «несовершенная демократия». Россия же — на 122-м, вместе с авторитарными странами.

Вы знаете, вот я сижу тут и думаю — где же жить лучше? Там, где демократия, но нельзя назвать своего ребенка так, как ты хочешь? Или там, где авторитарный режим и закон об оскорблении чувств верующих, но можно официально назвать себя мешиахом по имени Иисус?

Впрочем, на первом месте рейтинга демократии находится Норвегия, где недавно у семьи русской и литовца отобрали троих детей, а всего за прошлый год отняли детей у восьми тысяч семей. На 4 с половиной миллиона населения.

Вот так и подумаешь иногда — может, и ну ее, демократию? Уж лучше с детьми.

{ 0 comments }