Мало не много

05/03/2013

in Реплики

Некоторое время назад в Москве произошло удивительное происшествие. Некие люди объявили о проведении 23 февраля «Всенародного марша в защиту Отечества». В специальную группу, созданную в социальной сети, записалось в качестве участников марша четыре с половиной тысячи человек. Устроители подали заявку в мэрию, мэрия предложила провести акцию в отдаленном районе Москвы. Тогда устроители отозвали свою заявку и призвали участников собраться в центре, на Калужской площади.

А дальше произошло следующее. В положенный час на Калужской площади собралось под две с половиной тысячи человек полицейских и несколько десятков журналистов. Два часа они ждали участников марша, но ни одного участника акции на площади так и не появилось. На марш никто не пришел.

И тогда полиция очень обиделась.

«Если организатор заявил мероприятие на пять тысяч человек, то мы рассчитываем свои силы, исходя из этого количества,» — заявил начальник ГУ МВД по городу Москве Анатолий Якунин, — «А они не пришли на мероприятие.» Мосгордума согласилась с полицией и предложила ввести в законодательство наказание за НЕДОСТАТОК участников массового мероприятия.

Но позвольте… ведь не было никакого массового мероприятия! Организаторы отозвали свою заявку, и зачем полиция сконцентрировала столько сил на Калужской площади 23 февраля стоило бы спросить как раз у господина Якунина, а вовсе не у создателей группы в социальной сети.

Однако взывать к логике на нынешней стадии развития русского парламентаризма бессмысленно. Лично я не сомневаюсь, что поправки о санкциях за недостаток людей на мероприятиях будут приняты. И тогда будет вот что.

Рынок статистов для митингов сразу умрет. Поскольку никто не будет платить за участников больше, чем сумму возможного штрафа. Свободные люди за бесценок работать не станут. Нужны будут несвободные, которым можно приказать. А кто это на митинге? Правильно — господа полицейские.

И тогда идеальный митинг будущего в Москве будет выглядеть так. Организатор заявляет мероприятие. На площадь приходит три тысячи полицейских. Организатор подходит к начальнику оцепления, платит ему половину возможного штрафа, после чего две тысячи полицейских становятся участниками митинга, а оставшаяся тысяча их охраняет.

И все довольны! И никто никого не разгоняет! Никаких беспорядков, никаких болотных дел, всё мирно и дисциплинированно. И гражданская активность на уровне просвещенной Европы.

И не знаю, как вам, а лично мне это нравится.

Previous post:

Next post: