Ковчег апокалипсиса

12/02/2013

in Реплики

Не раз и не два я говорил вам, что человечество в тупике. Но одно дело, когда это говорю я, и совсем другое — когда нобелевский лауреат. Андрей Гейм, получивший Нобелевскую премию по физике за изобретение материала графена, опубликовал статью в Financial Times. И в этой статье наш бывший соотечественник, не понаслышке знакомый с русской экзистенциальностью, констатирует конец технологического прогресса.

«Я наблюдаю глубокий кризис производства нового знания, — пишет физик, — Открытия происходят и сейчас, но скорость этого процесса уменьшилась. А без нового знания возможно возникновение только производных технологий, которые, сколь бы важны ни были, не способны поддерживать уровень экономического роста, наступившего с индустриальной революцией.»

Другими словами, шестой айфон у нас с вами будет, а вот нового айфона не будет. Фундаментальные исследования сворачиваются не только в России, но и во всем мире. Просто потому, что коммерческой выгоды в них никакой нет, а правительства не хотят тратить деньги на то, что непонятно зачем. Вот когда была холодная война — тогда было понятно, зачем. А сейчас никакой войны нет.

Помните, как у Жванецкого было? Говорят, на складах всё есть на случай войны. Так давайте тогда воевать поскорее!

Нет, Андрей Гейм воевать не предлагает. Вместо этого он предлагает отыскать в космосе гигантский астероид, вероятность столкновения которого с Землей была бы достаточно высока. И потом всей планетой начать думать, как нам избежать катастрофы. Это стимулирует фундаментальные исследования и разработку новых технологий.

Ну что же, звучит очень красиво. Однако в предложении нобелевского лауреата есть два слабых места. Во-первых, что делать, если подходящего астероида не найдется? А во-вторых, что делать, если астероид найдется, вот только остановить его не удастся? Ведь тогда всё это развитие фундаментальной науки и технологий нам уже совсем не понадобятся.

Поэтому лучше всего построить астероид самим. Во-первых, это действительно приведет к развитию науки и техники. Ведь земляне никогда еще не решали такой сложной задачи. Во-вторых, хороший астероид — это тот астероид, который подчиняется командам с пульта управления. И не может несанкционированно врезаться в Землю.

А в-третьих, когда такой астероид будет построен — Андрей Гейм и другие подобные ему пессимисты, вроде меня, смогут улететь на нём в космос.

И там, на пустом месте, начать человечество заново.

Previous post:

Next post: