Жить или не жить

14/11/2012

in Реплики

В нашей стране существует очень простой и на самом деле очень удобный подоходный налог. Получил доход — заплати 13 процентов и живи спокойно. И это касается всех без исключения граждан. И всех без исключения видов доходов. В том числе благотворительной помощи.

И хорошо еще, если речь идет о деньгах. Благотворительные фонды стоически готовы брать на себя лишнюю нагрузку — уж если они оплачивают всякого рода банковские комиссии и сервисные сборы, то почему бы не собрать на 13 процентов больше, чтобы благополучатель получил нужную сумму.

Но далеко не всегда благотворительная помощь выражается в денежной форме. Это может быть билет на самолет для поездки в столичную клинику, например. Это может быть оплата съемной квартиры для родителей больного ребенка из регионов. Это, в конце концов, может быть просто бесплатное обучение в каком-нибудь частном учебном заведении. И вот тут возникает проблема, поскольку все вышеперечисленные виды помощи считаются доходом. И родители больного ребенка обязаны заплатить государству 13 процентов от стоимости того, чем им помогли благотворители.

Эта проблема возникала уже множество раз. О ней было известно и законодателям, и правительству. Более того — были приняты меры, и теперь благотворительная помощь подоходным налогом не облагается. Но только один раз в год для одного благополучателя. И если фонд оплатил лечение один раз, а больной не вылечился — то за второй раз в год надо будет уже заплатить подоходный налог.

Однако на дальнейшую либерализацию благотворительной помощи правительство никак идти не хотело. Как вдруг случилось удивительное: спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что закон о благотворительности уже написан и внесен в Государственную думу. И проблема налогооблажения благотворительной помощи в этом законопроекте, вроде бы, решена.

Разумеется, у этого закона появятся оппоненты. Их логику тоже можно понять — ведь если где-то что-то будет освобождено от налогообложения, туда немедленно потекут криминальные деньги. И через благотворительные фонды будут отмываться довольно серьезные средства.

И вот здесь возникает важный вопрос: а что для нас, как для государства, важнее? Спасенные детские жизни или борьба с отмыванием денег?

На этот вопрос можно ответить по-разному. Можно сказать, что детей благотворители спасают не так уж и много, и если бы эти дети спокойно умерли — то страна этого бы и не заметила. А можно сказать, что даже одна спасенная детская жизнь стоит всех криминальных денег на свете.

И вот как ответят на этот вопрос депутаты Государственной Думы, мы скоро узнаем.

{ 1 trackback }

Previous post:

Next post: