Четверг, Август 4, 2011

Проведя переаттестацию милиционеров в полицейских, министр внутренних дел Рашид Нургалиев вернулся к делам. И первым делом предложил изучить художественные вкусы российской молодежи.

«Мне кажется, давно назрела ситуация, чтобы провести мониторинг в стране, узнать, кто что слушает, читает и смотрит,» — сказал министр на заседании межведомственной комиссии по противодействию экстремизму. Рашид Гумарович посетовал, что мы забыли романсы и вальсы, а ведь это, цитирую: «истоки и корни», а также «всё, что нас объединяло».

И я вижу в этом замечательный знак. Вспомните: на дворе восемьдесят второй год, следствие ведут знатоки, а честно жить не хочет лишь кто-то кое-где у нас порой. Порядок и тишина, никакого экстремизма и терроризма. И пока нечего делать, органы правопорядка занимаются составлением списков нежелательных для прослушивания групп и вредных для прочитывания книг.

То есть, если они теперь снова берутся изучать, кто что читает и слушает — то, значит, им снова нечего делать. Значит, в стране опять наступили покой и порядок. Потому что милиции больше нет, а полицейских бояться нечего.

Ну сами судите. Раньше, когда милиционер совершал преступление, всегда оказывалось, что он накануне уволился. Теперь же иначе. На днях в Москве ловили при даче взятки инспектора отдела охраны общественного порядка УВД Восточного округа. Тот не давался и, убегая, сбил своим скромным «Лэндкрузером» сотрудника отдела собственной безопасности. И что же сказала обо всем этом полицейская пресс-служба? А вот что: «Милиционер
не прошел переаттестацию и на данный момент оформлялись
необходимые документы для увольнения из ОВД». То есть, в полиции преступников нет и быть не может. А те, кто вам таковыми покажется, не полицейские, а не прошедшие переаттестацию милиционеры. Которых пока до конца не повыкорчевали из отделений.

И наоборот. Если милиционер прошел переаттестацию — то он уж точно хороший. В мае этого года начальник ГИБДД Приморья, тогда еще милиционер Александр Лысенко избил на улице водителя Ярослава Горбенко. Произошедшее было снято на две видеокамеры, ролики были выложены в интернет. Против милиционера возбудили уголовное дело. А на днях, когда милиционер Лысенко был переаттестован в полицейского, уголовное дело было закрыто. И то верно — ведь не может же полицейский быть преступником! Все преступники остались в милиции.

«Теперь следователи говорят, что я якобы сам бился о машину, о его кулаки,» — говорит пострадавший, который неожиданно стал обвиняемым.

И это полиция, заметьте, еще не выясняла, что читает и слушает этот самый потерпевший. А хорошо бы выяснить.

Наверняка ведь не романсы и вальсы.

А это уже подозрительно.

{ 7 comments }